Борьба с «однодневками» и эксперимент Минфина: как ФНС доначисляет НДС

Публикуем статью управляющего партнёра ЮК "Туров и Побойкина - Сибирь" - Побойкиной Натальи, признанного авторитета в сфере оптимизации налогообложения предприятий.

Последние годы практика по налоговым спорам шла по одному сценарию: налоговики при проверках искали в поставщиках «фирмы-однодневки».

Директора этих компаний были фиктивными, подписывали документы за деньги или вообще компания регистрировалась по утерянному паспорту или даже на осужденного. Эти компании не обладали признаками самостоятельности: не было помещения в собственности или аренде, либо аренда была по адресу массовой регистрации, работал в компании один человек, реальную хоздеятельность компания не вела, не покупала мебель и воду для кулера, не чинила компьютеры. Операции по расчётному свету носили транзитный характер: деньги приходили и в этот же день обналичивались, либо уходили на еще более «серую» компанию.

И если налоговики выявляли эти компании в поставщиках, то всё, — налогоплательщик «приплыл»! Даже если он проявил признаки должной осмотрительности и запросил у контрагента учредительные документы, приказ о назначении директора, выписку из ЕГРЮЛ, отчётность, поинтересовался в налоговой, платит ли компания налоги. «Под раздачу» попадали и добросовестные налогоплательщики, которых «подставили» их недобросовестные партнеры.

На исход налоговой проверки по НДС практически не влияло, проявил налогоплательщик должную осмотрительность в выборе контрагента или нет, если сам контрагент вдруг оказался недобросовестным.

А уж если налогоплательщик сам организовал эту схему, чтобы уходить от налогов: IP-адрес недобросовестного поставщика совпадал с IP адресом налогоплательщика, директор бормотал на допросах что-то невнятное и в этой компании были устроены (иногда даже по совместительству) работники налогоплательщика, главбух признавался, что он «стряпал» документы от других компаний и сдавал за них отчетность, и в электронной системе по сдаче отчетов был указан его телефон, и в банке для связи с клиентом тоже указан его телефон, то всё пропало!

Налогоплательщика обвиняли в создании схем по уходу от налогов и доначисляли от души, скажем, с 10 млн руб. могло быть доначислено 3,22 млн. руб. налогов по НДС и прибыли, особенно если факт реальной поставки товара доказать не удавалось. Суды также формально подходили к рассмотрению таких дел, компании проигрывали в 70% - 80% случаев, иногда доходило и до уголовной ответственности.

Прецедентным стало определение Верховного суда от ноября прошлого года, когда суд сказал, что важен факт поставки для признания расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС. И основополагающим фактором неуплата налогов поставщиком теперь не является.

Этот постулат Верховный суд подтвердил и в решении от февраля этого года: «пришли к выводу о реальности спорных финансово-хозяйственных операций между обществом и поставщиками. Наличия в действиях общества признаков недобросовестности, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды в целях минимизации налоговых обязательств суды не установили»

В марте ФНС России публикует письмо с пояснениями. И добавляет, что если директор «сомнительного» поставщика идёт в отказ, что подписывал какие-либо документы, то это теперь «не является безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как основание для признания налоговой выгоды необоснованной».

И налоговая теперь будет «делать упор» на то, проявил ли налогоплательщик должную осмотрительность и осторожность при выборе контрагента и почему выбрал именного его: деловая репутация контрагента, цена сделки, его платежеспособность, риск неисполнения обязательств, наличие ресурсов для исполнения обязательств, ну и конечно, проверка учредительных документов и выписки ЕГРЮЛ.

Результатом всего этого явилась статья 54.1 НК, введенная в июле текущего года. В ней четко указано, что основной целью заключения сделки не должен являться уход от уплаты налогов и сборов; должна быть реальность операций; и налогоплательщик обязан проявить должную осмотрительность и осторожность при выборе контрагента.

Казалось бы, статья все расставила на свои места. Однако в августе появляется письмо Минфина, которое гласит, что в настоящее время разрабатывается законопроект о возложении обязанностей по уплате НДС на покупателей —налоговых агентов при реализации отдельных видов продукции, в частности, лома и отходов черных и цветных металлов, сырых шкур.

Выходит, что и «фирмы-однодневки» для снижения НДС скоро будут совсем не нужны. Минфин пишет, что это эксперимент, по итогам которого можно будет сделать вывод о целесообразности его более широкого применения. Я уверена, что вывод будет сделан и это коснется в скором будущем всех налогоплательщиков.