Камчатская ездовая лайка (правдивые истории о породах собак)

Весной 1935 года вызвал И. Сталин к себе Н. Ежова.

— У ЦК партии, - говорит, - есть мнение, что надо построить новые лагеря для особо опасных врагов Советской власти. Для самых непримиримых.

— А, может быть, товарищ Сталин, сразу расстрелять?

— Нет, дорогой, — качает головой Сталин, — расстреливать мы будем обычных врагов, а особо опасные пусть помучаются. Так что подберите какое-нибудь подходящее место для их пребывания.

Ежов каблуками щёлкнул, сел на аэроплан и улетел искать. Целый месяц летал и нашёл. Вернулся и со всех ног в Кремль.

— Нашёл, — докладывает.

— И где же?

— На Камчатке, товарищ Сталин.

— А где это… Камчатка?

— Разрешите, на карте покажу, — сияет от радости Ежов.

— Хорошее место, — улыбается Сталин. – И что же там, тоже люди живут?

— Живут, товарищ генеральный секретарь, — рапортует Ежов, — живут и строят социализм. Вот, икорки Вам прислали, крабов, клюквы. Хотели ездовую собачку подарить, да я отказался.

— Нехорошо, что отказались, товарищ Ежов. Обидели товарищей. Как они, кстати, себя называют?

— Верными ленинцами-сталинцами!

— Э, дорогой… жители. Жители, как себя называют? Камчатчики? Камчатичи?

— Камчадалы, товарищ Сталиню

С тех пор у Сталина новая присказка появилась. Соберутся члены ЦК у него на даче. Кахетинское пьют, шашлык едят, а генеральный секретарь, вдруг сверкнёт жёлтым глазом и скажет, — Предлагаю тост за братьев-камчадалов. Выпьем за их трудовые подвиги.

Или, «… каждый человек нашей великой страны от узбекского дехканина, до пролетария камчадала…»

Говорят, что слово ему нравилось. «Камчадал».