Молодая жена

Настоящим испытанием для Софьи Андреевны стал переезд к мужу в Ясную Поляну.
— Будь готова, mon ange, – подъезжая к усадьбе, признался Лев Николаевич, — мой дом настоящая холостяцкая берлога.
— Надеюсь, — улыбнулась молодая супруга, — мне в нём понравится.
Она живо представила себе комнаты с допотопной рассохшейся мебелью, фривольные гравюры в кабинете, погибшие растения в кадках и пыльные шторы. Софья Андреевна принялась мысленно загибать пальцы. Скорее всего, придётся сразу же заняться перестановкой и велеть выбросить совсем уже негодную рухлядь. Вызвать обивщика, нанять столяра и маляров. Садовника здесь тоже, наверняка, не было.
Действительность оказалась куда хуже. Усадьба встретила Софью Андреевну почерневшими от времени и копоти потолками, бродящими из комнаты в комнату борзыми, свисающими со стен обоями, пыльными рядами бутылок, прожжёнными коврами и кислым запахом табака. Поверхность гигантского обеденного стола носила на себе явные следы шпор. Мутные зеркала уныло отсвечивали серебром. Висящий в спальне портрет предка был изрешечен пулями.
— Чтобы не подсматривал, — неловко пошутил Лев Николаевич.
Софья Андреевна вздохнула, и устало опустилась на кровать.
На следующий день оказалось, что её супруг имеет привычку вставать с первыми лучами солнца и ходить в распахнутом халате, распевая сомнительные французские куплеты. Затем, позавтракав с водкой, Лев Николаевич закуривал трубку, болтал с прислугой и отправлялся прогуляться в сад. При этом, надетый на голое тело халат, по-прежнему не запахивался.
— Пояс куда-то запропастился, — беззаботно пояснил он. – Не верёвкой же подпоясываться.
Софья Андреевна немного поплакала, потом привела себя в порядок и села составлять список необходимых покупок.
Вспомнила, как папенька радовался, что Лев Николаевич, несмотря на графский титул, человек не чопорный и нрав имеет простой и лёгкий. И снова всплакнула…

http://olifantoff.ru