Нос по ветру (Крылатые фразы)

Мало кто знает, но в 1806-м году с семилетним Александром Сергеевичем Пушкиным случился презабавнейший анекдот.
Как-то в один из июньских дней, когда Москва задыхалась от тополиного пуха, няня юного Александра отправилась с ним на прогулку вдоль Москвы-реки. (Будет не лишним отметить, что Арина Родионовна, несмотря на возраст, оставалась дамой достаточно бойкой и озорной). Прохаживаясь с воспитанником по берегу, она весело перекликалась с матросами, со стоящих на приколе барж и парусников.
— Эй, тётка, — кричали белозубые бородачи в робах. – Айда к нам на кораблю. Киселю дадим.
— Киселя ваша густая, да и я баба не простая, — задорно отвечала Арина Родионовна.
Так, шаг за шагом, дошли они до небольшого, некрашеного дебаркадера с пришвартованной к нему баржей. На судне, свесив к воде босые ноги, сидел усатый матрос и удил рыбу. Заметив няню с Александром, он неохотно отложил удилище и лениво поднялся. Пройдя вразвалку вдоль борта, усач перебросил на пристань мостик и, приглашающе, махнул рукой.
— Сашенька, ангел мой, — зашептала Арина Родионовна. – Погостим на кораблике немножко? Ты рыбку полови, а у меня тут дельце секретное есть.
Александр, утомлённый прогулкой и жарой, согласно кивнул и присел на горячие, пахнущие смолой канаты. Нянька, заискивающе заглядывая в глаза матросу, ухватила того под локоть и они скрылись в палатке из выцветшей парусины, установленной на корме…
Через полчаса, разрумянившаяся нянька выпорхнула из-за полога и в растерянности застыла. Вместо мальчика, у борта посапывал незнакомый моряк.
— Арапчонок-то? – позёвывая, объяснил мореход белой от ужаса Арине Родионовне. – Так разве ж я знал? Шуганул, чертяку с баржи, так он и был таков.
Только к вечеру, обезумевшая от горя нянька нашла Александра у костра, на котором изрядно выпившие матросы варили уху. Они успели обрядить мальчика в робу и ласково называли «Максимкой».
— Не дрейфь, арапская душа, — гудел огромный боцман. – Вот окрестим тебя и поплывём в Африку мамку искать.
Мальчик, держа в руках миску с ухой, радостно кивал…
— Сашенька, Христом Богом заклинаю, — Арина Родионовна стояла на коленях у кровати Александра, — ты уж меня, дуру старую, папеньке с маменькой не выдавай.
— Не дрейфь, — подмигнул маленький Александр Сергеевич. – Кто плавает далеко, тому и врать легко.
Запрокинул курчавую голову на подушки и через мгновение уже спал, счастливо улыбаясь.

http://olifantoff.ru