Под стенами Кордовы

Авангард короля Карла появился под стенами Кордовы настолько неожиданно для сарацин, что тем и в голову не пришло попытаться спасти обозы, заходящие в городские ворота. Мавры, опасаясь, что бы закованные в сталь бароны, не прорвались внутрь, подняли подвесной мост, обрекая возчиков на верную гибель, а припасы на разграбление.
Карл, в свою очередь, также решив не рисковать, распорядился ставить шатры и дожидаться подхода основных сил.
Однако, не удержавшись от соблазна поглумиться противником, франки поставили пиршественные столы так, что бы защитники крепости могли наблюдать, как осаждающие поглощают их запасы.
— За здоровье языческого короля Марсилия! За его скорую погибель! Спасибо за угощение, — доносилось до сарацин крики пирующих.
Когда зашло солнце, запылали костры, и веселье продолжилось. Раскрасневшийся от выпитого, герцог Режье клялся, что, если ему помогут сесть в седло, то он с разгона вышибет городские ворота. Жерар из Руссильона, поставив на кон свою долю кордовских трофеев, боролся на руках с братом. Бордосец Анжелье, на спор наполнил свой шлем вином и, под общее ликование, осушил. Барон Беранже тормошил спящего архиепископа Турпена, умоляя вылечить зуб, возложением рук. Остальные хохотали, слушая, как напропалую врёт граф Жерье, рассказывая о своих приключениях при папском дворе.
— Кровь господня, — повернулся король к лениво жующему яблоко графу Оливье, — посмотреть на наше войско, так все, как один, пьяницы и богохульники.
— Да, сир, — качнул головой граф.
Архиепископ Турпен проснулся, шатаясь, встал, и принялся шумно мочиться в костёр.
— А наш пастырь, — Карл усмехнулся, — похоже, не знает ни одной молитвы наизусть.
Граф опять кивнул.
— Иногда мне кажется, — Карл пригубил вина, — потомки будут стесняться родства с нами.
— Нет, сир. Думаю, они сложат о нас песни.

http://olifantoff.ru