О высшем шансе России, который будет упущен

30.12.2017

У нашего геополитического конкурента, США, творится нечто странное. Экономический парадокс наблюдается. Судя по официальной статистике, безработица падает, акции достигли своих пиков, увеличивая активы домохозяйств, а население не торопится потреблять.

Как показывают отчёты, рост потребления домашних хозяйств в 2016-2017 г. замедлился, а норма сбережений остаётся высокой. Такое чувство, что люди активно копят на чёрный день. И это – ещё один парадокс! – открывает форточку возможностей для России как наследницы СССР.

Но шанс воспользоваться этим наследием с умом будет упущен, как и все прежние – можно даже не сомневаться.

Вот что подмечают финансовые аналитики. Первое – это уменьшающиеся темпы роста частного потребления в США. Потребительские расходы, основа американской экономики, сейчас увеличиваются медленнее, чем до кризиса.

Второе – норма сбережений у американских домохозяйств сейчас даже выше, чем в предкризисные годы, хотя ставки по депозитам и другим надёжным сберегательным инструментам существенно ниже.

Одна из важных причин этого – высокая закредитованность населения. Что связано в первую очередь с удорожанием высшего образования и, соответственно, ростом образовательных займов.

Творится в этой сфере нечто запредельное. Всего за 10 лет общий объём студенческих кредитов почти утроился в номинальном выражении и более чем удвоился в относительном.

Происходит такой сумасшедший рост из-за высокого международного спроса на учёбу в американских вузах и колледжах. Что отражает общую глобальную потребность в качественном высшем образовании. Английские, швейцарские, французские, канадские и др. университеты сталкиваются с наплывом международных студентов и быстро поднимают расценки на свои услуги.

Этот мировой тренд открывает неплохие возможности для экспорта образовательных услуг теми странами, где у высшей школы сильные позиции. Чем не достойное место в мировом разделении труда? Китайцы, бразильцы, индусы, арабы, кстати сказать, развивают и продвигают свои университеты с огромной скоростью.

А что же Россия, где старейший из университетов помнит ещё холмогорского самородка Михайлу Ломоносова?

Похвастаться тут мало чем можно. Студенты из стран СНГ по старой памяти ещё едут поступать в МГУ или МВТУ, да и дети африканских вождей не забыли дорогу в РУДН им. Патриса Лумумбы.

Не самая высокая стоимость образовательных программ и сравнительно недорогая жизнь в России для иностранца вкупе с хорошей фундаментальной подготовкой выпускников, признаваемой многими зарубежными странами, – всё это можно считать отечественными конкурентными преимуществами. Но в целом для успеха страны в качестве мирового образовательного центра необходимы как минимум хорошие международные рейтинги вузов (опустим для простоты технические детали типа нострификации дипломов). Можно сколь угодно долго спорить с этой системой, но именно на неё ориентируются как абитуриенты, так и во многих случаях работодатели будущих бакалавров и магистров.

Здесь российские позиции довольно скромны.

Для сравнения, в Топ-100 рейтинга QS входят четыре китайских университета (лучший – на 24 месте), в Топ-500 – 26вузов Поднебесной из 33 учитываемых. Бразильский университет Сан-Паоло лишь немногим уступает МГУ (120 и 108места), но заметно опережает СПбГУ – как и Universidade Estadual de Campinas (191 место).

При этом китайские и бразильские вузы продвигаются вверх по рейтинговым ступеням, российские топчутся на месте.

И в целом ведь понятно, что отечественной высшей школе нужно больше заниматься научными исследованиями международного уровня, российским преподавателям следовало бы чаще публиковаться на Западе и стажироваться за рубежом: образовательная среда не может развиваться без обмена знаниями и кадрами. Но пока что ситуация движется в противоположном направлении. От кафедры теологии в МИФИ наши высшие учёные мужи перешли к защите диссертаций по богословию, от копипастных научных работ – к присвоению докторских степеней иереям «за выдающийся вклад в духовное воспитание молодёжи». Что ещё нужно для дискредитации российского высшего образования в глазах потенциальной зарубежной аудитории?

Пожалуй, только это (скриншот с официального сайта МГУ).

Похоже, тут уже совсем не до международных амбиций. Не растерять бы окончательно советское наследство нашей высшей школе, не превратиться бы ей в церковно-приходскую...

Но не к тому ли всё идёт?