Об украденной победе России

Западные #СМИ охотно и с удовольствием сообщают о падении Ракки, последнего оплота радикальных исламистов в Сирии. Пишут, что неофициальную столицу запрещённого российским Верховным судом ИГИЛ захватили поддерживаемые #США сирийские демократические силы. И что теперь некогда могущественный халифат встречает свой бесславный конец.

Не менее охотно цитируется и американский полковник Райан Диллон, представитель возглавляемой США антиигиловской коалиции, заявляющий, что самая известная экстремистская группа «находится на грани сокрушительного поражения».

Из всего этого у западного обывателя должно сложиться впечатление, что именно американская поддержка внесла решающий вклад в разгром самопровозглашённого государства, которым его, обывателя, всячески пугали ещё пару-тройку лет назад.

Судя по картам, до разгрома и правда недалеко. Вот так выглядели контролируемые ИГИЛ территории три года назад, накануне вступления России в сирийскую войну.

А вот так они выглядят сейчас, после многих месяцев авиаударов, сражений, зачисток и прочих боевых действий самых разных антиигиловских сил.


Едва ли различные диванные эксперты, мрачно предрекавшие, что #Россия увязнет в сирийском конфликте точно также, как #СССР увяз в Афганистане, рассчитывали на такой результат. Тем не менее, у этой победы весьма странный привкус.

Из последних реляций мировое сообщество узнаёт, что именно проамериканские силы нанесли по исламистам решающий удар. И что Россия если чему и поспособствовала, так это сохранению у власти одиозного Башара Асада, которого Запад намеревался не только свергнуть, но и судить. Ни вклад российских ВКС в уничтожение военной и экономической инфраструктуры ИГИЛ, ни наземные военные операции сирийской армии, которой помогали военспецы из Минобороны РФ, не освещаются никак. Или почти никак. Хотя, наверное, без всего этого никакой нынешней победы не было бы скорее всего.

Этот подход западных СМИ к освещению сирийской войны не удивляет. Он прослеживался на протяжении всей кампании, когда акценты делались на редких неудачах России, к счастью, редких, а также на том, как #Путин помогает «мяснику» Асаду. А вот удивляет то, что, похоже, и Россия – точнее, #Кремль – не очень понимает, что делать дальше. Война заканчивается, свой статус крупного геополитического игрока РФ доказала, а каков с этого профит? Как конвертировать военные успехи и силу русского оружия в нечто осязаемое, улучшающее жизнь и положение граждан страны?

А вы понимаете – как?