Повесть "Семёновы", глава 15.3

И только самые заядлые злопыхательницы время от времени проезжались по Петровне и ее непутевому сынку. Но и эти разговоры со временем сошли на нет.

Настя шла по аллее деловито-торопливо, словно спешила куда-то. На самом деле нее было ощущение, что она зашла в чужой дом и крадется по комнатам, боясь встретить хозяев. Она выдержала целую неделю, не приезжала сюда, хотя только об этом и думала с момента приезда в город. Уговаривала себя, что встреча с Андреем это всего лишь эпизод в ее жизни. Но, в конце концов, устав с собой бороться, решила сходить. И вот она здесь, но никакого удовольствия не испытывает. Наоборот, внутри назревало раздражение, которое искало выход.

- Семенова! Настюха!

Настя вздрогнула, обернулась на крик и невольно сморщилась. Некрасов! Некрасов был некрасив. Какой-то весь белесый - бледная кожа, светлые волосы, почти незаметные ресницы и брови, и курносый нос - все это делало Некрасова похожим на худого поросенка. Но это было не главное. Еще он был нудный. Ну, или казался таким, потому что не давал Насте прохода с того самого дня, когда она вошла в стены медицинского училища с документами для поступления. Тогда она чуть не разбила нос, споткнувшись об присевшего на корточки Некрасова, завязывающего так не вовремя развязавшийся шнурок. Обругав его дебилом Настя не стала слушать извинения и пошла дальше. Но несчастье по фамилии Некрасов продолжало ее преследовать, и они оказались в одной группе. Некрасов не признавался в любви, не приглашал на свидания, и даже не просил денег в долг, он просто постоянно был рядом. Со временем Настя привыкла к нему, и даже рассмотрела положительные его качества. Например, Некрасов мог ее рассмешить. Причем с очень серьезным видом. Но иногда, как, например, сейчас, он был совсем некстати.