ПРОФЕССИЯ: ВОДОЛАЗ

Даша Богачкина: У нас в гостях водолаз Максим Дробышевский. Кем ты хотел быть в детстве?
Максим Дробышевский: Много было профессий. Я вырос на берегу Каспийского моря в Казахстане, городе Шевченко. Вокруг море, но хотел стать слесарем, пескоструйщиком.

Д.Б.: То есть ты хотел делать что-то руками?
М.Д.: Да, я хотел овладеть рабочими профессиями. У меня рабочая семья: отец – автослесарь, мать – медсестра. По окончании школы пошел работать на месторождение пескоструйщиком. Это тяжелый физический труд, но мне понравилось. Затем ушел служить в армию, а по возвращении меня позвали работать помощником водолаза, так как была большая востребованность. Я умел нырять, задерживать дыхание до 1 минуты 45 секунд. Сначала было страшновато, но я справился.

Д.Б.: Какие эмоции ты испытал при первом погружении?
М.Д.: Я всегда себя настраивал, но всегда было жутковато, однако без погружения не стать водолазом. Под водой совсем другие условия, ко всему надо приспосабливаться. Много всякого оборудования, работать которым очень опасно.

Д.Б.: А какие обязанности у помощника водолаза?
М.Д.: Я не ходил под воду, одевал и раздевал водолаза, делал работу на берегу, а это 70%.

Д.Б.: Как осуществлялся переход от помощника к рабочему водолазу?
М.Д.: Так как у меня получалось работать помощником, мне предложили обучиться работе водолаза. Мне очень нравилась эта работа. Как раз в это время набирали группу для обучения в международной школе водолазов в Норвегии для работы на шельфах в открытом море. Это курсы повышения квалификации, поэтому отбирались специалисты с опытом работы, которые затем должны были отработать в профессии 5 лет. В Казахстан пришла квота на трех человек. Одно из мест предложили мне на что я с удовольствием согласился. Я оказался единственным человеком в группе, не имеющим квалификации, но судьба так распорядилась, что меня взяли, более того, я окончил курсы лучшим учеником школы.

Д.Б.: А как строилась система обучения? Что вы осваивали?
М.Д.: Что мне понравилось в Норвегии –  это небольшое количество теории (порядка двух недель), так как все участники – профессионалы, а остальное  практика и еще раз практика. У меня каждый день было по два спуска. Под водой нас учили работать с оборудованием, а по окончании мы получили квалификации – руководитель спуска, руководители колоколов открытого типа, операторы барокамер, то есть большой спектр профессиональных квалификаций.

Д.Б.: То есть профессия водолаза предполагает различные квалификации?
М.Д.: Да. Я по окончании курсов получил несколько специализаций.

Д.Б.:Где ты работал после того, как прошел обучение в международной школе водолазов?
М.Д.: Я вернулся в Казахстан, где меня взяли работать на месторождение Северный Кашаган в Каспийском море.

Д.Б.: В чем заключалась твоя работа?
М.Д.: Мы укладывали трубы и, помимо работы водолаза, я выполнял работу пескоструйщика, то есть желательно уметь еще что-то делать руками.

Д.Б.: На сегодняшний день водолазы работают на месторождениях, участвуют в подводных спасательных работах, а где еще?
М.Д.: В Москве много рек было пущено под землей, поэтому водолазы участвуют в ремонтных работах, и работа эта в настоящее время очень востребована. Водолаз работает в особых условиях, поэтому существуют специфические требования к одежде, обуви и т.п. Эти требования определяет практика деятельности.

Д.Б.: Вернемся к твоей карьере. Как ты попал в спасательную службу России?
М.Д.: По семейным обстоятельствам я переехал в Москву. В Казахстане меня поняли и отпустили к семье. В Москве я сначала устроился помощником инструктора подводного плавания в бассейн «Чайка». Инструктировал людей, занимающихся дайвингом.

Д.Б.: А в чем разница между водолазом и дайвером?
М.Д.: Дайвер платит деньги и его опускают под воду, а водолазу платят деньги за то, что опускают под воду.

Д.Б.: Что было после инструктора по дайвингу?
М.Д.: Меня не переставал опекать мой руководитель по международной школе водолазов, Сергей Иванович Смольский. Когда я оформил все документы по переезду, то позвонил ему, а он позвал участвовать в подъеме затонувшего корабля «Абрамов». Потом уехал в Волжск, где ставили рыбозащитные устройства, чтобы рыба не попадала в трубы. Эту работу мы делали на льду, работали всю зиму.

Д.Б.: Что ты скажешь о погружении под лед?
М.Д.: Это классно!!! После этой работы мне предложили поехать на государственные испытания. Сначала испытывали снаряжение в Мурманске при отрицательной температуре, а затем в Новороссийске – при положительной. Это оборудование используют в МЧС и аварийно-спасательных службах. После испытаний я поехал на два года работать в Мурманск.

Д.Б.: Есть ли правила по технике безопасности при встрече с животными?
М.Д.: Есть. Например, при работе на атомном ледоходе «Ямал» для отпугивания белых медведей запускали ракетницы, так как просто выстрелов медведь не боится.

ЗРИТЕЛЬ: Какие есть ограничения к тому, чтобы стать водолазом?
М.Д.: Прежде всего – это хорошее здоровье. Медкомиссия для водолаза только немного легче, чем для космонавта, правда, сейчас есть различные требования к здоровью, ограниченные глубиной погружения. Кроме того, очень важны такие качества как внимание, сосредоточенность, устойчивость… Водолазы говорят, что не сложно погрузиться – сложно выйти.

Д.Б.: А что надо делать, чтобы успешно «выйти»?
М.Д.: Соблюдать скорость подъема. При быстром подъеме наша кровь может закипеть подобно быстрому открытию газировки. С организмом может произойти все что угодно: можно потерять слух, зрение, вкус. Нас знакомили с водолазом, с которым произошел быстрый «выброс», в результате наступил ступор. И человек живет в корсете.

Д.Б.: Что такое «колокол»?
М.Д.: Есть два вида: открытый и закрытый. Это маленький шар, в котором находятся инструменты, и из которого водолаз уходит под воду. К сожалению, у нас в стране нет высокотехнологичного современного оборудования, поэтому многое приходится делать на энтузиазме, порой рискуя здоровьем, а то и жизнью.

ЗРИТЕЛЬ: Были ли моменты, когда возникало пограничное состояние?
М.Д.: Да, это было в Мурманске. Я чуть не погиб. Надо было искать заправочный дюкер (трубопровод для транспортировки жидкостей или газов, прокладываемый при пересечении водных преград  – прим. ред.). На поиски отправили всего трех водолазов и очень приблизительно показали место, где может находиться дюкер. Это было самое штормовое Баренцево море. По правилам к нам не может пришвартоваться ни одно судно. Я иду под воду. Видимости никакой. Еле нашел трубу, стал откапывать, выкопал почти метр, и тут срочный приказ: «Выходи!». Если выйду, то все придется начинать заново, понял, что что-то не так. Оказалось, что к нам пришвартовалось еще одно судно, якоря слетели, и вместо того, чтобы просто меня поднять, мне пришло бежать метров 700. Несоблюдение правил техники безопасности могло привести к трагедии.

Д.Б.: После этого не хотелось уйти из профессии?
М.Д.: Да, я написал рапорт, но уже через два часа опять «ушел» под воду и нашел этот дюкер, но уже все было сделано по правилам. Нужно быть уверенным в том, что все будет хорошо, знать свое дело, владеть профессиональными навыками и умениями.

Д.Б.: Как сориентироваться под водой, какой самый простой способ?
М.Д.: Верх-низ определить очень просто – пустить пузырь, а право-лево – попросить по рации, чтобы дернули трос.

ЗРИТЕЛЬ: А как ты настраиваешься на погружение? Есть какие-то ритуалы?
М.Д.: Перед погружением руководитель водолазных работ с листом бумаги, на котором изображен план работ, обсуждает как и что надо делать.

Д.Б.: Ты был на Северном полюсе? Как ты там оказал и что делал?
М.Д.: На ледоколе «50 лет Победы» японцы из Мурманска совершали поездку на Северный полюс, а по инструкции на ледоколе должны находиться водолазы. Мы ничего не делали, только отрабатывали спуски. А вот Северный морской путь – это активная работа. Мы сопровождали корабли, освобождали лопасти, выполняли другие ремонтные работы, весь путь из Мурманска до Аляски составлял 24 дня ходу.

Д.Б.: А подводный мир отличался?
М.Д.: Конечно! Совсем другие ощущения под водой. Я опускался в море Лаптевых и в Баренцево море. Море Лаптевых опускался в июле на глубину 12 метров. Вода другая, пузыри плывут медленно, как в масле. Вода как вата, успокаивает.

Д.Б.: А в какую воду тебе нравится больше опускаться: в холодную или теплую?
М.Д.: В холодную. В теплую воду опускаешься в закрытом костюме сухого типа. Это не очень приятно, кожа как будто варится, становится белой-белой.

ЗРИТЕЛЬ: А занимаетесь ли вы спасением морских животных, очищением рек, озер?
М.Д.: Да, это входит в обязанности водолаза. Например, на Каспии мы заложили звезду Каспия на глубине с тем, чтобы на этой звезде могла размещаться не характерная для Каспия живность, которую заселили. Это была экологическая операция, освещаемая в прессе. Приходилось видеть и животных. Например, в разломе видел моржа. Он был огромный. Просто стоял и смотрел.

Д.Б.: А случалось встречать животных под водой? Что делать?
М.Д.: Ничего не делать. Раз на Каспии мы освобождали рыболовные снасти, и тут прилетела стая бакланов. Мы просто сидели тихо под водой и ждали, когда у птиц закончится рыбалка. Очень интересны встречи с тюленями. Они очень любопытны, не боятся людей и пытаются играть. Главное – не поддаваться панике и сохранять спокойствие.

Д.Б.: Давай поговорим о работе в Москве. Для чего в Москве водолазы?
М.Д.: Как я уже говорил, многие московские реки пущены под землей. Проводить очистительные и ремонтные работы, освобождать трубы от корней деревьев и мусора – это водолазные работы.


Д.Б.: То есть ты работаешь в системе «Мосводосток»?
М.Д.: Да, работы много. В Москве более 400 прудов, много фонтанов. Очистка и ремонт проводятся под водой, так что нет необходимости спускать тонны воды. Подготовка к пляжному сезону, очистка открытых водоемов – это тоже работа водолазов «Мосводостока». Водолаз – профессия востребованная, но малооплачиваемая, что очень печально, так как многие профессионалы ушли из профессии.

ЗРИТЕЛЬ: Есть ли День водолаза?
М.Д.: Это 5 мая.

ЗРИТЕЛЬ: Есть подводный язык?
М.Д.: Конечно, есть специальный язык жестов.

ЗРИТЕЛЬ: Хотели бы вы, чтобы Ваш сын стал водолазом?
М.Д.: Да, хочу, но скорее инженерное направление водолазной деятельности.

ЗРИТЕЛЬ: Сформулируйте коротко, почему дети должны выбирать профессию водолаза?
М.Д.: Это настоящая мужская профессия, требующая физических данных, умственных усилий, сосредоточенности и т.п.

Д.Б.: Есть ли желание передавать свой опыт?
М.Д.: Конечно, я стараюсь везде, где возможно, пропагандировать свою любимую профессию.