Из мыслей — сразу в музыку

Из Австрии приходят удивительные новости: учёные нашли способ извлекать музыку прямо из мозга и передавать нотные записи на экраны компьютеров. Кому и зачем это может понадобиться?

Подобная технология оставалась немыслимой ещё несколько лет назад, говорит руководитель Института нейронной инженерии при Технологическом институте Граца Гернот Мюллер-Пюц, один из авторов научного исследования, результаты которого были только что опубликованы в журнале PLOS ONE.

В экспериментах Мюллера-Пюца и его коллег приняли участие восемнадцать обычных любителей музыки и один профессиональный композитор-кларнетист. К их головам учёные прикрепили электроды, соединённые с компьютерами, на которые была установлена специально созданная для эксперимента программа.

В её интерфейсе каждая буква и музыкальная нота загорается определённым цветом, если испытуемый может сосредоточиться именно на нём. Таким образом из букв складываются слова, а из нот — мелодии. Это происходит потому, что при определённой умственной деятельности (в нашем случае это сосредоточенность на символе) волны энцефалограммы меняются. Электроды фиксируют это и передают информацию на компьютер, где её и обрабатывает специально написанная программа.

Сначала участников эксперимента попросили «написать» в уме два слова — «музыка» и «Лист». Далее они должны были мысленно воспроизвести небольшой музыкальный отрывок, а под конец придумать свой собственный. С первым заданием участники эксперимента справились с 88-процентной точностью. С музыкой дело обстояло чуть похуже (76%). Самые впечатляющие результаты, разумеется, показал композитор-профессионал: он смог достичь точности 94% при копировании музыки и 98% — при её сочинении.

Новая технология была создана не ради развлечения. По словам авторов исследования, это первый шаг на пути к созданию новых технологий, способных помочь людям с ограниченными возможностями или увечьями реализоваться при помощи занятий музыкой, которые, как известно, являются отличной терапией.

Иллюстрация: Leo Reynolds / Flickr / CC BY-NC-SA 2.0

Три тысячи двести лет назад состоялась самая грандиозная битва бронзового века: несколько тысяч человек обстреливали друг друга из луков и кололи копьями. И никто не знает, кто это был и зачем они это делали.

Полем боя стали болотистые берега реки Толлензе в нынешней земле Мекленбург-Померания на северо-востоке Германии. С обеих сторон сражались всадники верхом на мелких лошадках, вооружённые копьями и даже мечами, и пешие с копьями, топорами и дубинами. Лучники обстреливали друг друга градом стрел. Бронза была дорогой и редкой, на всех её не хватило, и многие бойцы использовали старые добрые кремнёвые наконечники. С каждой стороны в битве участвовало по крайней мере по полторы тысячи человек. Бой длился долго и кончился победой одной из сторон. Пленных обратили в рабство, своих покойников похоронили, а вражеских, ограбив, скинули в болото.

И это всё, что мы знаем об этом грандиозном сражении. Мы до сих пор не понимаем, кто там дрался, что это были за племена или доисторические царства. Мы не понимаем, за что они сражались. Мы даже не знаем, как они хоронили своих мёртвых, — возможно, их тоже кидали в болото. В Северной Европе с трясиной были особые отношения: археологи иногда находят тела хорошо одетых людей, которых, видимо, принесли в жертву, сначала повесив, а потом бросив в стоячую воду; самый известный такой пример — человек из Толлунда, грустный серый парень в смешной хипстерской шапочке.

Систематические раскопки в Толлензе начались в 2009 году, хотя отдельные находки в этой местности появлялись с восьмидесятых годов: бронзовые наконечники для стрел, украшения, дубинки, выструганные, как бейсбольные биты, деревянные молотки и раздробленные ими черепа. К 2015 году археологи нашли, помимо оружия и украшений, ещё и пять скелетов лошадей и останки ста тридцати человек, почти одновременно умерших насильственной смертью. Двадцать семь процентов убитых были опытными воинами: на их костях — следы старых заживших травм, полученных в предыдущих сражениях.

Сто тридцать скелетов — это очень много. Раскопки велись на довольно ограниченном пространстве, и тел там может быть намного больше. Кроме того, кто-то же убежал или попал в плен. На основании этого учёные и предполагают, что в бою участвовало несколько тысяч человек.

Бронзовых наконечников нашли больше, чем кремнёвых. Впрочем, возможно, это из-за металлоискателей, который бронзовые артефакты находят, а каменные — нет. Кроме оружия, вместе с костями лежали витки толстой оловянной проволоки, золотые и бронзовые украшения.

По радиоизотопам на зубах учёные выяснили, что покойники происходили из разных концов Северной Европы. Кто-то родился и провёл детство на территории нынешней Польши, а кто-то — в Голландии. Другой анализ показывает, что они ели просо, которое росло гораздо южнее Толлензе. Это значит, что воины (или банды воинов) пришли на эту битву со всей Европы. Но зачем?

А вот этого никто не понимает. До сих пор таких находок бронзового века не было. Были братские могилы на двенадцать-двадцать человек, благодаря которым мы знали, что люди, вооружённые бронзовыми топорами и деревянными дубинами, убивали друг друга в стычках и набегах. Мы знали, что в некоторых культурах бронзового века были профессиональные воины, носившие доспехи, тренировавшиеся, умевшие воевать верхом, регулярно получающие раны и выздоравливающие после них. Но почему их оказалось так много в одно время и в одном месте?

Разумеется, никакие письменные источники об этом сражении не упоминают. Письменность была только у народов, живших южнее и восточнее. Мифов тоже не сохранилось. При этом историки давно знают, что как раз примерно в 1200 году до нашей эры мир пришёл в движение. В Греции пала микенская цивилизация, египетские фараоны отчитались о победе над таинственными «Народами моря», и волны от этих потрясений могли дойти и до померанских болот. Но ни в Древнем Египте, ни в Микенах, ни в Трое мы не находили следов таких грандиозных сражений, а в Померании — нашли. Может, волна-то оттуда шла?

Есть альтернативная теория: это была не громадная битва, а ограбление каравана. Торговля в бронзовом веке была довольно оживлённой, а среди находок Толлензе оказались и спиральные оловянные слитки. Олово необходимо для производства бронзы, а встречается довольно редко, поэтому его нужно было доставлять караванами. Финикийцы плавали за оловом в Британию, а эти караванщики везли его к Балтийскому морю — видимо, из силезских гор, где олово добывают с доисторических времён.

Караван мог быть многочисленным и хорошо вооружённым бронзовым оружием — это объясняет и просяную диету, и людей, родившихся далеко от места сражения. На них могли напасть местные жители или северяне, вооружённые не так хорошо (дубинами и кремнёвыми стрелами), перебить охрану, спихнуть трупы в болота, забрать вьючных лошадей, бронзу, олово и скрыться. Но эта теория не объясняет такого кошмарного количества убитых. Нападавшие не могли убить всех караванщиков в одном месте, многие должны были сбежать, а значит, там было несколько сот человек — то есть всё равно придётся говорить о доисторической битве огромного масштаба. Возможно, просто велась она за олово и янтарь.

Фотография: Landesamt für Kultur und Denkmalpflege Mecklenburg-Vorpommern/Landesarchäologie/C. Harte-Reiter

Источник: https://storia.me/ru/@anastasia.moth/nauka-i-tekhnologii-3hnlal/iz-myslei-srazu-v-muzyku-4a0vid