Первая битва человечества: что это было?

18.09.2017

Три тысячи двести лет назад состоялась самая грандиозная битва бронзового века: несколько тысяч человек обстреливали друг друга из луков и кололи копьями. И никто не знает, кто это был и зачем они это делали.

Полем боя стали болотистые берега реки Толлензе в нынешней земле Мекленбург-Померания на северо-востоке Германии. С обеих сторон сражались всадники верхом на мелких лошадках, вооружённые копьями и даже мечами, и пешие с копьями, топорами и дубинами. Лучники обстреливали друг друга градом стрел. Бронза была дорогой и редкой, на всех её не хватило, и многие бойцы использовали старые добрые кремнёвые наконечники. С каждой стороны в битве участвовало по крайней мере по полторы тысячи человек. Бой длился долго и кончился победой одной из сторон. Пленных обратили в рабство, своих покойников похоронили, а вражеских, ограбив, скинули в болото.

И это всё, что мы знаем об этом грандиозном сражении. Мы до сих пор не понимаем, кто там дрался, что это были за племена или доисторические царства. Мы не понимаем, за что они сражались. Мы даже не знаем, как они хоронили своих мёртвых, — возможно, их тоже кидали в болото. В Северной Европе с трясиной были особые отношения: археологи иногда находят тела хорошо одетых людей, которых, видимо, принесли в жертву, сначала повесив, а потом бросив в стоячую воду; самый известный такой пример — человек из Толлунда, грустный серый парень в смешной хипстерской шапочке.

Систематические раскопки в Толлензе начались в 2009 году, хотя отдельные находки в этой местности появлялись с восьмидесятых годов: бронзовые наконечники для стрел, украшения, дубинки, выструганные, как бейсбольные биты, деревянные молотки и раздробленные ими черепа. К 2015 году археологи нашли, помимо оружия и украшений, ещё и пять скелетов лошадей и останки ста тридцати человек, почти одновременно умерших насильственной смертью. Двадцать семь процентов убитых были опытными воинами: на их костях — следы старых заживших травм, полученных в предыдущих сражениях.

Сто тридцать скелетов — это очень много. Раскопки велись на довольно ограниченном пространстве, и тел там может быть намного больше. Кроме того, кто-то же убежал или попал в плен. На основании этого учёные и предполагают, что в бою участвовало несколько тысяч человек.

Бронзовых наконечников нашли больше, чем кремнёвых. Впрочем, возможно, это из-за металлоискателей, который бронзовые артефакты находят, а каменные — нет. Кроме оружия, вместе с костями лежали витки толстой оловянной проволоки, золотые и бронзовые украшения.

По радиоизотопам на зубах учёные выяснили, что покойники происходили из разных концов Северной Европы. Кто-то родился и провёл детство на территории нынешней Польши, а кто-то — в Голландии. Другой анализ показывает, что они ели просо, которое росло гораздо южнее Толлензе. Это значит, что воины (или банды воинов) пришли на эту битву со всей Европы. Но зачем?

А вот этого никто не понимает. До сих пор таких находок бронзового века не было. Были братские могилы на двенадцать-двадцать человек, благодаря которым мы знали, что люди, вооружённые бронзовыми топорами и деревянными дубинами, убивали друг друга в стычках и набегах. Мы знали, что в некоторых культурах бронзового века были профессиональные воины, носившие доспехи, тренировавшиеся, умевшие воевать верхом, регулярно получающие раны и выздоравливающие после них. Но почему их оказалось так много в одно время и в одном месте?

Разумеется, никакие письменные источники об этом сражении не упоминают. Письменность была только у народов, живших южнее и восточнее. Мифов тоже не сохранилось. При этом историки давно знают, что как раз примерно в 1200 году до нашей эры мир пришёл в движение. В Греции пала микенская цивилизация, египетские фараоны отчитались о победе над таинственными «Народами моря», и волны от этих потрясений могли дойти и до померанских болот. Но ни в Древнем Египте, ни в Микенах, ни в Трое мы не находили следов таких грандиозных сражений, а в Померании — нашли. Может, волна-то оттуда шла?

Есть альтернативная теория: это была не громадная битва, а ограбление каравана. Торговля в бронзовом веке была довольно оживлённой, а среди находок Толлензе оказались и спиральные оловянные слитки. Олово необходимо для производства бронзы, а встречается довольно редко, поэтому его нужно было доставлять караванами. Финикийцы плавали за оловом в Британию, а эти караванщики везли его к Балтийскому морю — видимо, из силезских гор, где олово добывают с доисторических времён.

Караван мог быть многочисленным и хорошо вооружённым бронзовым оружием — это объясняет и просяную диету, и людей, родившихся далеко от места сражения. На них могли напасть местные жители или северяне, вооружённые не так хорошо (дубинами и кремнёвыми стрелами), перебить охрану, спихнуть трупы в болота, забрать вьючных лошадей, бронзу, олово и скрыться. Но эта теория не объясняет такого кошмарного количества убитых. Нападавшие не могли убить всех караванщиков в одном месте, многие должны были сбежать, а значит, там было несколько сот человек — то есть всё равно придётся говорить о доисторической битве огромного масштаба. Возможно, просто велась она за олово и янтарь.

Фотография: Landesamt für Kultur und Denkmalpflege Mecklenburg-Vorpommern/Landesarchäologie/C. Harte-Reiter

Московское холодное лето и дождь с ураганом, в котором погибло почти два десятка человек, калифорнийские пожары, техасские наводнения и ураган Ирма, который стёр остров в Карибском море, рекордно сильный муссон в Индии, который тоже привёл к наводнениям и человеческим жертвам, — это всё следствия глобального потепления, говорят климатологи. И пугают ещё сильней: таяние ледника над вулканами приведёт к тому, что те могут проснуться, а сильные шторма могут вызывать землетрясения.

Ветер, дождь, огонь, жара и холод

Природа сошла с ума. В Америке глобальное бедствие: в Техасе наводнение (что само по себе странно, потому что это в принципе степь, там не должно быть таких осадков), по городу Хьюстону люди передвигались на лодках и огромных джипах-бигфутах, которые в обычной жизни нужны только на специальных шоу — гонках монстр-траков.

Ураган Ирма стёр с земли остров Барбуда в Карибском море (собрал и поднял в воздух морскую воду с песком с мелководья и прошёлся ими по земле, как листом наждака) и нагнал морской воды на улицы Гаваны на Кубе. И после этого ударил по Флориде, где несколько городов пришлось эвакуировать.

В Калифорнии и по всему Западному побережью — лесные пожары, города заволакивает дымом, а сообщения жителей напоминают то, что мы писали ужасным московским летом 2010 года. Кубу должно просто смыть ураганом, российские турфирмы предлагают туры туда просто за гроши (но вестись на это не следует). В Индии и Непале тоже наводнения, с человеческими жертвами. Московскому региону наконец-то повезло: нас ожидают самое тёплое бабье лето за последние сто лет и двадцать семь градусов тепла в середине сентября, что после долгого холодного и мокрого лета выглядит издевательством.

Как это работает?

Климатологи демонически смеются и предлагают привыкать. Они-то говорили об этом с конца семидесятых годов. Это и есть глобальное потепление.

Механизм его всё ещё изучается, но учёные знают уже довольно много. Мировой океан поглощает огромное количество энергии и постепенно нагревается. Всё больше воды испаряется и попадает в атмосферу, что приводит к парниковому эффекту и меняет движение циклонов, усиливая ураганы. Тут идёт, правда, сложная научная дискуссия: учёные не уверены, что глобальное потепление увеличивает количество ураганов, но соглашаются с тем, что самые сильные, катастрофические шторма, которые раньше приходили относительно редко, будут теперь более частыми — и ещё более сильными.

Полярные шапки тают и сокращаются в размерах, что уменьшает альбедо — отражающую способность. Из-за этого поглощается больше солнечного света, земля нагревается сильнее — что, в свою очередь, ещё больше способствует таянию снега. Потихоньку тает вечная мерзлота, высвобождается имеющийся там в огромных количествах метан, который попадает в атмосферу и тоже усиливает парниковый эффект.

Последствия, которые уже с нами

Всё это приводит к повышению среднегодовой температуры воздуха. Для более низких (то есть близких к экватору) широт это значит очень жаркое лето. Вообще рекорды средних летних температур бьются в последнее десятилетие каждый год. В Европе в этом августе было больше сорока градусов. В южной части США, особенно в засушливых штатах, волна жары была чудовищной и необычной: если раньше после дневной жары приходила ночная прохлада, что нормально для засушливого континентального климата, то теперь и ночью не расслабишься.

Жара приводит к лесным пожарам. Пожары уничтожают леса, которые дают тень, задерживают воду и, наряду с другими экологическими факторами, немного тормозят процесс потепления. Кроме того, сгоревшие леса превращаются в сажу, сажа попадает в атмосферу и усиливает парниковый эффект, потом потоки воздуха относят её к полярным шапкам, где она выпадает на снег, ещё немножко уменьшает его отражающую способность — и он тает ещё немножко быстрей.

Из-за увеличения количества воды в атмосфере и уменьшения разницы температур между высокими широтами и низкими меняются маршруты циклонов. Ураганы становятся более интенсивными. Это же приводит к большему количеству осадков: мы это наблюдаем сейчас в Хьюстоне и в Непале, ну и каждое лето наблюдаем в Москве, — наводнения на улицах нашего города связаны не только с неграмотным ремонтом улиц и забитой штормовой канализацией. У нас и правда каждое лето бьются рекорды осадков и улицы превращаются в реки. Это глобальная проблема, потенциально очень опасная: сверхобильные дожди размывают почву и приводят её к деградации, что, в свою очередь, в бедных странах усиливает голод. Папа римский Франциск выступил уже с энцикликой о глобальном потеплении и подчеркнул, что больше всего от него страдают самые бедные и самые слабые.

Это же уменьшение разницы температур приводит к тому, что русское лето становится жалкой пародией на самоё себя. Циклоны, приносящие дожди, становятся более мощными (воды в атмосфере больше) и более медлительными: они могут стоять на одном месте месяцами, не разрушаться и не уходить. Холодным воздушным массам из Арктики некуда деться — и поэтому у нас морозы в мае и октябрьская погода в июле, пора привыкать.

Вулканический апокалипсис

Это, впрочем, ещё не всё. Согласно исследованию тайваньского учёного Чичина Лю, с тайфунами, также усиливающимися от глобального потепления, могут быть связаны и землетрясения. В некоторых местах на нашей планете напряжение в земной коре так велико, что триггером землетрясения может стать даже очень сильный ветер или наводнение. Существует статистическая корреляция между очень сильными штормами с наводнениями и следующими сразу за ними землетрясениями, в том числе и очень сильными. В эту корреляцию попадает и разрушительное землетрясение на острове Гаити в 2010 году, когда погибло больше двухсот тысяч человек, и тяжёлое землетрясение в Непале в 2015.

Другое исследование показывает, что на глобальное потепление отвечают и вулканы. В каких-то случаях они активизируются после штормов (видимо, из-за того, что в них попадает много воды), в каких-то — реагируют на сезонные повышения уровня океана, которые стали более заметны из-за общего повышения этого уровня. На Земле есть довольно много вулканов глубоко под ледниками — и в Гренландии, и в Антарктиде, и вулканологи меланхолично предсказывают, что они активизируются по мере того, как слой льда будет становиться тоньше, и сами усилят этот процесс, подтапливая этот лёд снизу. К чему это приведёт, вообще уже страшно себе представить.

Источник: https://storia.me/ru/@seniak/nauka-i-tekhnologii-3hnlal/pervaya-bitva-chelovechestva-chto-eto-bylo-3b6nrr