Когда тебя «не надо», а ты ЕСТЬ

13.11.2017

Человеку свойственно верить в наказание, как в средство искупления вины

Зоя сидела за столом на свадьбе знакомых мужа, и чувствовала, как ее тошнит. И душно. Почему так душно, ведь столы накрыты на улице, и не лето, да  к тому же вечер, и мы не в субтропиках. Зое хотелось  исчезнуть и не видеть этой сцены – как ее муж вот уже двадцать  минут увлеченно разговаривает с сестрой невесты. Черт ее принес за их столик. Между тем, сестра невесты водила пальцами по ободку бокала, снимала с руки браслет и надевала снова.

Зоя огляделась вокруг. Она никого здесь не знала, ни с кем не была знакома. Ей хотелось сбежать, уехать. Однако они были за городом, приехали с мужем на их машине. Зоя решила встать, отойти от их столика и прогуляться по территории.

Территория. Это была ее территория.  Как будто на ее территорию пришли захватчики и вытолкнули ее, хозяйку, вон. И она ничего не могла сделать, только сбежать. Зоя была в панике.

Все вокруг оранжево-красное. Я слышу звуки. Биение сердца. Голос мамы. Она говорит вещи, которые я не понимаю. – Я-не-хочу-оставлять-этого-ребенка. Потом вдруг я получаю целую серию ударов кулаком. Значит, это мать сама бьет себя кулаком по животу.

Дух инквизиции..

На работе Зоя смотрела в монитор своего компьютера и не могла придумать ни строчки, ни слова. Текст рассыпался под ее пальцами. Мысли путались, сознание перескакивало с модерации сайта заказчика   на события той свадьбы. Она так и уехала одна, муж приехал позже. Снова она была «виноватой, ревнивой и глупой дурындой». Только по сравнению с Зоиным обвинительным списком в свой адрес мужчины обвинялки меркли, исчезали. Зоя считала себя полным ничтожеством, недостаточной женщиной и какой-то тенью (приходила на ум  метафора с тенью отца Гамлета). Почему? Потому что только с такой «недоженщиной» можно так себя вести.   

Зоя: Что я могла сделать? Ну вот что? Если бы я там устроила сцену – был бы конфликт. И я всё равно бы выглядела «ревнивой дурой». Значит со мной можно так поступать! Оказывается и мать меня не хотела!

Нужно пережить мою мать. Я убегаю от нее из ванной, где она хочет меня утопить. Я умею быть быстрым и ловким. Я быстро учусь ходить. Чтобы лучше убегать.

Зоя быстро и без усилий вспоминала ситуации, когда ее не брали играть, отнимали ее игрушки, отсылали спать, требовали закрывать рот – поскольку ее не спрашивают, говорили ей, что она мешает, чтобы не лезла на кухню – свекровь лучше знает, чем кормить ее сына…Казалось, что Зоя все эти случаи держит «наготове». Словно факир она достает из рукавов один случай за другим и полирует всё это своим  вердиктом в свою сторону: ничтожество, недоженщина..

Вынуть железные гвозди

Кто может вынуть этот гвоздь из ее прижизненного «гроба»? Вероятно, тот, кто гробик-то этот сколачивал и гвоздочки любовненько вбивал, один за другим, тук-тук, лязг-лязг, гвозди-то железные. Сколько еще будет в ее жизни таких «сестер невест с браслетами на руках?» и сколько еще Зоя будет от них сбегать?

В колоде Кроули картой перемещения эмоциональных травм вовне и наказание себя является девятка мечей. И здесь вовсе не реальное состояние дел, нет. Это внутренние демоны, страхи, ощущения. Это когда тревога, тоска, отчаяние и чувство вины наполнили душу и превратились в ночные кошмары. Любая попытка избежать этих чувств только их усилит. Карта призывает положить конец своим мучениям, преодолеть их, выдержать испытание.  

Неприглашенная фея 

Наверное до тех пор, пока Зоя будет говорить себе: «Ничтожество, недоженщина..». Ровно столько раз, сколько она сама будет отвергать себя. Аккуратно до того момента, пока муж будет создавать ей условия для отвоевывания своего места, для понимания своей ответственности – а не назначения виноватых в ее страданиях «неприглашенной феи». Когда Зоя осмелится познакомиться с очередной «сестрой в браслете», остаться на  своем месте за столиком и включиться…в беседу, в игру, в жизнь…Здесь важно понимать, что на этом пути Зоя не одна. Одна Зоя только в роли палача, для себя самой…