О чем я думал в детстве (1)

Мое детство пришлось на самый пик советской стабильности, в сельской глубинке. Это было обыкновенное детство деревенской ребятни с казаками-разбойниками, войнами индейцев с белокожими, битвами "наших" с "немцами", гонками на велосипедах по улицам, футболом допоздна.

Чуть повзрослев стали участвовать в разборках "верхних" и "нижних" кланов, разделенных по границам села. Деревенское детство помогало быстро адапатироваться во взрослую жизнь, так как каждый, кроме всего прочего, помогал дома по хозяйству, ухаживал за скотом.

К 6 классу начинали работать летом в совхозе на уборке сена, стрижке овец, а вечерами собираясь у сельского клуба пробовали курить, первый раз выпивали с пацанами где-то добытого портвейна. Такой уклад жизни изобиловал разными на вкус ощущениями, рисками, впечатлениями. К 8-му классу ты уже знал многое в этой жизни - каково тонуть в реке, пытаясь переплыть как все, сорваться со скалы, изображая Виниту - Большой Змей, грохнуться на спину, прыгнув с трамплина на лыжах. Боевые синяки, ссадины, царапины были обычным делом для наших мам, постоянно занятых в социалистическом производстве.

Однажды, спускаясь на велосипедах с горного перевала с братом наперегонки, я улетел метров на 10 и потерял сознание. Пришел в себя я только часов через четыре, уже дома, когда мать промывала раны на голове. Но самое интересное это то, что никто не вызывал скорую, не доставлял меня в больницу, а лечили дома, методами народной медицины. В наше время уму непостижимо, как можно в таком случае надеяться на бабок повитух, но в моем детстве я ни разу не видел, чтобы в деревню приезжала скорая.

Тем не менее, кроме улицы мы любили читать, экспериментировать, пробовать новое. Читали, как правило взапой, начиная с домашних книг, кончая последним томом сельской библиотеки. Под впечатлением от Жюль Верна, я грезил о мире полном новейших технических достижений, научных открытий, подводных мирах, подземных городах, от Джека Лондона был покорен бескрайним, суровым севером, с его не менее суровыми и стойкими обитателями.

В школе, где-то в 5 классе, нам сообщили ужасную правду, с которым уже давно жил весь мир, правду о том, что существуют атомные бомбы и что ими уже однажды стерли с лица земли целых два города Хиросиму и Нагасаки. Самое страшное в этой правде было то, что в любое время на нас тоже могут сбросить эти бомбы или пустить смертоносные ракеты, которые превратят все вокруг в пепел.
Наше детское воображение услужливо рисовало картины тотального пепельного мира, наполненного радиацией, который плавно переходит в ядерную зиму.

Чуть постарше, в 6-7 классе, нам сообщили о том, что всю ночь шли колонны с танками к границе с Китаем и что в любой момент может начаться война. Про Китай мы знали только то что они очень ненавидят нас, убивают наших пограничников и то что их невообразимо много. Вполне объяснимо, что в тот период перед многие из нас, подростков, прокручивали в голове сценарии будущего нашествия вражеских войск на наше село и возможные варианты непременно героического отпора врагам.
В газетах, по телевизору, который только начал появляться у сельчан, постоянно клеймили каких-то буржуев, капиталистов, наймитов, а воспевали свободолюбивые страны Африки, Азии, Южной Америки. Имена Дин Рид, Луис Корвалан, Фидель Катро, Анжела Дэвис мы знали наизусть, искренне симпатизировали и восхищались.

Не понимаю до сих пор откуда, но примерно в этот период меня постепенно начали посещать крамольные мысли.

Почему у нас так много несправедливости ? Почему мы как будто топчемся на месте, а весь остальной мир во главе с проклятыми капиталистами строит чудесный мир с банками, корпорациями, супермаркетами ? Почему мы живем так бедно, а прогнивший Запад, судя по кинофильмам, книгам и рассказам захлебывается в роскоши ? Почему партия, раз такая мудрая, не наладит жизнь простых людей ?

Много было детских вопросов, на которые не было ответа, но надо понимать что они появились в среде, в которой мы жили. Мы хоть и были детьми, но видели, что наши родители, сельские работники, почти бесправны, настоящие феодалы это директор совхоза, с управляющим фермы. Это они решали, где кому работать, где жить, сколько дров дать, быть ли в почете или презираем. Второй властью в обществе были торгаши, ведь от них полностью зависела возможность купить еду, хорошую одежду, обувь, посуду, не говоря о холодильнике или телевизоре, что считалось ужасным дефицитом. Общий итог моих детских размышлений на тему кто виноват, сводился, как я помню, к вполне популярному в то время тезису о том, что чистую, правильную линию Ленина извратили бюрократы и только хороший новый вождь может исправить ситуацию, в том числе на местах.

Вообще-то я пишу свои каракули о своем далеком детстве, но думаю изредка и о нынешних подростках, о чем они мечтают и чем искренне недовольны. Возможно они тоже считают нас полузабитым, зомбированным поколением, недостойным светлого, свободного будущего.

Продолжение в следующем посте....