Пресс-секретарь министра здравоохранения отпиналась от журналистов

15.05.2018

21 вопрос остался без ответа с молчаливого согласия чиновника.

Министр здравоохранения Иркутской области Олег Ярошенко. Фото: Страница министерства здравоохранения Иркутской области в Facebook
Министр здравоохранения Иркутской области Олег Ярошенко. Фото: Страница министерства здравоохранения Иркутской области в Facebook

Спустя месяц ожиданий интервью она заявила, что издание не может "как-то компетентно в тему войти и тем более как-то обсуждать её".

Публикация неотвеченных вопросов - не про то, что редакция не смогла законными путями получить доступ к телу чиновника, прозрачность и публичность деятельности которого гарантировал вообще-то Путин. И к этому призывал. Это про бессилие и даже какую-то сухую злобу в этом бессилии такого самого чиновника (в нашем случае это министр здравоохранения Иркутской области) и неработоспособность системы, которую он вокруг себя строит.

Предварительно интервью было назначено на 8 апреля, редакция Ирсити выслала вопросы, но дата переносилась четыре раза. Сначала из-за командировки министра в Забайкальский край, потом из-за спортивных соревнований медработников, сессии заксобрания и послания губернатора Иркутской области, майских праздников.

Наконец, пресс-секретарь ведомства Равиля Фатахова поставила крест - не столько на интервью, признаемся честно, сколько на своём профессионализме: « Интервью не будет. Я думаю, что вы не готовы к спокойному и взвешенному диалогу. Я так решила, потому что считаю ваш сайт регулярно, мне кажется, что пока вы не можете как-то компетентно в тему войти и тем более как-тообсуждать её» .

В качестве аргументов пресс-секретарь ведомства привела в пример обзор событий недели от 22 апреля, в котором сообщалось о выступлении уполномоченного по правам человека в Иркутской области Виктора Игнатенко о сознательном недофинансировании сферы здравоохранения, а также освещение ситуации с увольнением главврача Иркутского городского перинатального центра Ирины Ежовой, в частности митинга в сквере Кирова.

Что происходит в головах сотрудников министерства, где всё напротив должно быть пронизано заповедью Не навреди, и как они дальше трансформируют причинённый вред во что-то созидательное Я поступил правильно - сказать сейчас невозможно. Возможно нам с вами только прочитать не заданные вопросы:

— Назовите, пожалуйста, пять главных событий для здравоохранения Иркутской области за последние 2 года.

— А пять главных проблем для здравоохранения Иркутской области?

— 9 апреля не был продлён контракт с главврачом Иркутского городского перинатального центра Ириной Ежовой. Минздрав объяснил свои претензии к работе медучреждения и главного врача. А как оценивается работа главврача в Ангарском перинатальном центре?

— Какие результаты у медучреждения по итогам 2017 года?

— Есть ли результаты служебной проверки минздрава после смертиребёнка в Ангарском перинатальном центре в октябре 2017 года на 37-й неделе беременности? Какие решение приняты по итогам этой проверки?

— Какие изменения произошли в работе Ангарского перинатального центра для того, чтобы исключить такие случаи?

— Есть ли у минздрава региона кандидатуры на должность главврача Иркутского перинатального центра? Кто они, и почему они? Как будет проводиться конкурсный отбор на должность главврача?

— Останется ли Ирина Ежова работать в перинатальном центре в качестве акушера-гинеколога? Сделано ли ей такое предложение?

— Дайте личную оценку работы Ежовой на посту главврача в течение всего срока работы и за последние 2 года.

— На заседаниях комитета по здравоохранению в заксобрании региона в 2017 и 2018 года не один раз поднимались вопросы обеспечения бесплатными лекарствами. Назовите три главные причины, из-за которых возникают проблемы. Как их решить?

— Укомплектованность врачами в регионе увеличилась с 2013 года и составляет почти 57%. При этом средним медперсоналом – почти 94%. Из-за чего такая разница?

— Какой уровень зарплаты у врачей, среднего и младшего медперсонала в регионе?

— На итоговой коллегии минздрава Иркутской области вы говорили о привлечении кадров из других регионов и мотивировании студентов ИГМУ оставаться в Приангарье. Сколько врачей (и каких специальностей) и медсестёр приехало в регион за последний год? Как студентов ИГМУ мотивируют оставаться в регионе?

— Что со скорой помощью: какой парк автомобилей, обеспеченность врачами и фельдшерами, зарплаты?

— Почему это сложно строить новые больницы и поликлиники? Каковы затраты? Что делать с очередями сейчас?

— Есть есть ли движение в передаче полномочий от минсельхоза минздраву по строительству фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП) в сельской местности? Какова обеспеченность ФАПами в Приангарье? Сколько стоит открыть один ФАП и что входит в эти затраты?

— Что с врачами и фельдшерами в сельской местности? Например, мэр Тайшетского Алеександр Величко района заявил, что в селе Бузыканово нет медсестры, которая могла бы работать в новом ФАПе (предыдущая ушла на пенсию), и «похожая ситуация характерна для большого числа муниципальных образований района». Насколько ФАПы обеспечены кадрами?

— Сколько ФАПов закрылись за последние 2 года и почему? Что делается для того, чтобы врачи и медсёстры оставались работать в сёлах?

— Одна из острых тем последних месяцев – строительствотубдиспансера в Иркутске. Как часто минздраву приходится сталкиваться с сопротивлением жителей в подобных ситуациях? Какие ещё варианты рассматривались? будет ли минздрав иметь их в виду для строительства других медучреждений – например, поликлиник?

— В 2017 году произошло несколько конфликтов министерство здравоохранения и СМИ. Ситуацию оценивал, в том числе, губернатор Иркутской области. Как её оцениваете вы?

— Отношения минздрава с депутатами заксобрания также нельзя назвать гладкими. Можно вспомнить хотя бы последние заседания профильных комитетов, которые уже упоминались в интервью. Дайте оценку взаимоотношениями министерства и депутатского корпуса.