Коньяк

В жизни любой молодой ячейки общества присутствует такая вещь как встреча семьями. С такими же молодыми родителями и их отпрысками. Для меня любимым форматом таких встреч является совместный отдых в выходные в коттедже моих родителей, когда последние куда-нибудь уезжают.

В рамках этого отдыха, есть отдельные приятные минуты для отцов. А именно, вечером, когда жены идут укладывать детей спать. Мужчины остаются в компании друг друга, алкоголя и брутальных разговоров.

Так было и в этот раз. К нам приехали Алексей и Ольга со своим сыном Пряником, по прозвищу Андрей. Весь день мы бездельничали, жарили шашлыки, гуляли по округе. Но вот спустилась ночь, жены ушли, и мы с Алексеем остались в компании друг друга и остатков коньяка. Спустя час коньяк закончился, а жены дали недвусмысленно понять, что пора бы идти спать. Никто из нас не возражал, но…

- Надо бы заполировать, – немного заплетающимся языком предложил я, – в баре была початая бутылка коньяка. Я принесу по стопочке.

- Давай, – согласился Алексей.

В гостиной стоял богатый родительский бар, забитый напитками из Duty Free. При всем изобилии, бутылки с коньяком я не нашел. И тут, мне на глаза попался огромный сосуд из темного стекла с коричневой жидкостью внутри. Я взял его в руки. Бутылка практически не имела маркировки, кроме криво наклеенной бумажки с тремя данными: Rum, spirit, 80. Бутылка как будто сошла со страниц книг Стивенсона. Квадратная, тяжелая, с огромной пробкой. Я прямо увидел, как ее берет в руки какой-нибудь одноного-одноглазый флибустьер, зубами выдирает пробку и прикладывается к бутылке, запрокинув голову. Кадык начинает жадно ходить по небритому горлу.

Картинка была такой вкусной, что я решил, что ром вполне достойная замена коньяку. Я взял наши бокалы (надо сказать, что пили мы из простых стаканов цилиндрической формы с широким плоским дном) и налил в каждый на два пальца. На вид от коньяка не отличить, если бы не аромат. Он шибал похлеще нашатыря. Но мне уже было неважно, я несся с бутылкой на улицу, подгоняемый укорами Светки, доносившимися из спальни.

- Вот держи, – я протянул стакан Алексею, который стоял и думал о чем-то своем, глядя на полыхающие в мангале дрова. Я сел на скамеечку рядом.

- Ну, за хороший вечер, – не отводя взгляда от огня, сказал Алексей, и мы одновременно опрокинули стаканы.

Сначала я решил, что мой рот наполнился раскаленным металлом. Жжение было таким неожиданным, что я не нашел ничего лучше, как быстро проглотить всю порцию напитка. Огненной рекой он понесся по пищеводу, и я в первый раз в жизни прочувствовал какой он длинный. Через долю секунды эта ромовая спиртяга рухнула в желудок ядерным взрывом, окутывая жаром все пространство внутри меня. Из моих глаз брызнули слезы. Я яростно затопал ногами, чтобы как-то погасить кинетическую энергию совершенной операции.

Несколько секунд я боялся пошевелиться и ждал, когда огненные волны внутри меня успокоятся. Я вытер слезы и посмотрел на Алексея. Он стоял в той же позе с пустым стаканом в руке. Только стеклянный взгляд и капельки пота на лбу могли навести на мысль о том, что что-то пошло не так. Через пару секунд этот железный человек перевел на меня взгляд, открыл рот и хрипло произнес:

- Стас, я не хочу тебя обидеть, но, по-моему, этот коньяк был паленым!