Усатый террорист - 18

Есть в культурной столице место, где не покладая не скажу чего и на что, куют кадры будущих спецов по инопланетным монстрам. Называется сие заведение Государственной Академией Ветеринарной Медицины, или попросту ГАВМ. Туда и был заслан представитель семьи, дабы очутившись в полном ГАВМе, постичь науку обращения с лысым монстром. Брешь в отечественном образовании обнаружилась быстро: на сдаче зачёта по кормёжке самоуверенный препод заявил, что нет таких дебильных котов, которые бы жрали ревень и шпинат, как и нет таких же дебильных хозяев, которые бы им этот ревень и шпинат давали. Наивный. Он не знал Рикимару… А что касается хозяев, так Рики их позволения жрать шпинат и не спрашивал.

Шла четвёртая неделя пребывания монстра на гостеприимной планете. За месяц его рацион расширился за счёт пожирания кокосовой стружки, кофейного жмыха, замороженных кабачков и маринованного чеснока. Всё это, под истошный визг зазевавшихся «хозяев», было украдено и поглощено ненасытным монстром. Салфетки и упаковочная плёнка шли на десерт. К концу месяца подлые земляне научились шхерить продовольственные запасы в недра микроволновки и холодильника. Пришло время осваивать новые горизонты пищевой пирамиды.

Плановая зачистка среды обитания пресноводных гидробионтов (а проще говоря, домашнего аквариума) проходила в штатном режиме. Крышка, покрывавшая квадратный метр водной поверхности, была плавно отстыкована от 120 литров зеленоватой жидкости. Тревожный сигнал от Центра Управления (вопль мужа, возлежащего на диване) успел достичь моего сознания за доли секунд до того, как мимо просвистело тело монстра. Полёт серой тушки с широко распахнутой пастью был прекрасен. Тело, окатив меня волной брызг, стало стремительно погружаться в пучину с вожделенными рыбами. Задняя часть монстра повисла на крепеже люминесцентной лампы, в то время как передняя, отчаянно булькая, молотила по воде когтями. Вода медленно окрашивалась коричневым... А из недр аквариума жирные сомы следили за упавшим к ним с неба лакомством.

Молниеносно схваченный за шкирку, Рики был выброшен из водной стихии в привычную среду. Опутанная стеблями элодеи и обильно присыпанная пистией тушка, вращая глазами и отфыркиваясь, стремительно унеслась на кухню. Мои причитания о том, как дикий стресс скажется на бедном котике, были прерваны доносящимся из кухни хрустом. Рики пожирал пистию, тщательно слизывая прилипшие кустики водоросли со своей шкуры... Монстр был сыт и доволен.

К длинному перечню своих конспиративных кличек Рикимарыч прибавил ещё одну – Омарыч. И почётное звание, производное от нарицательного имени врача с фамилией Кондом.

Вот что такое говорят обо мне эти скверные люди??? На самом деле я милый котик. Особенно, когда сплю.