Охотился в вологодских лесах.

Пришёл в отдалённую деревушку. Там - знакомый егерь, у него лабаз на овсах. Очень хотелось мне мишку подстрелить.

Посреди деревни стоял МАЗ с прицепом. Военные закупали у населения картофель. Расплачивались с населением деньгами или же самопальной водкой, подозрительно-желтоватого цвета. В избе егеря, за столом, сидело человек десять местных мужиков. Стол заставлен бутылками с этой самой желтоватой водкой. От сигарет - "дым коромыслом". На столе - двухведёрная кастрюля. В ней варёная медвежатина. Другой закуски не было. Я отказался от самопальной водки и, чтобы не пропахнуть дымом, побыстрее вышел из избы и пошёл к лабазу. Медведь на овсы не вышел, хотя, ходил по лесу совсем рядом, сопел и трещал сучьями. Утром низко над лесом пролетел вертолёт и сел на дорогу возле деревни. Я тоже направился в деревню. У вертолёта стояла женщина-врач. Курила. Увидев меня, сказала: "Не народ, а балласт. Висит... и сбросить некуда". (санитары на носилках несли к вертолёту любителей жёлтой водки) "Как же некуда? - сказал я в ответ - Турните их с вертолёта в какое-нибудь болото и дело с концом". - "Шутник Вы, однако." - "Да и Вы, мадам, ни без юмора". В районной больнице мужиков откачали, через день они вернулись в деревню и допили свою жёлтую водку. "Зачем вы её пьёте, - спросил я - ведь траванулись же!?" "Тогда, мы слишком много выпили!" - был ответ.