Отдыхали на юге трое друзей с семьями.

У одного отпуск вышел, и пошли провожать его на вокзал. В справочной говорят, что отправление поезда задерживается на 5 часов. Приняли мудрое решение: сдать вещи в камеру хранения, и пойти искупаться в море на прощание. Супруга данного товарища воспротивилась: «А вдруг поезд уедет раньше?». Усмехнулись – сказано же, опаздывает на 5 часов, а до моря минут 15 пешего хода. Искупаться толком она нам так и не дала – давайте быстрее, а вдруг… Возвращаемся на вокзал, подходим к справочной: «А ваш поезд уже ушел». Хохма в том, что почти все пассажиры поезда не уступали нам в сообразительности, и тоже решили напоследок поплавать. Начинается паника, начальник вокзала, во избежание бунта и всяких там революций, раздает всем ненароком оставшимся написанные от руки «входные» билеты на следующий поезд. По прибытии оного на перрон вся толпа бросается штурмовать вагоны. Проводницы, ничего не понимая, встают грудью на защиту своих посадочных мест, но силы слишком не равны. Когда друг с семейством с боем устроились, вспоминаем, что нужно ведь забрать еще и вещи из камеры хранения. Бежим со вторым другом в камеру хранения, нахально, без очереди забираем вещи, и бегом к поезду, который уже начал отъезжать. Начинаем бросать рюкзаки и сумки в первый попавшийся вагон, и, когда очередь доходит до последней сумки, подъезжает вагон с нашим товарищем. Поезд уже набрал ход. Он хватается за одну из ручек злополучной сумки, она остается у него в руке, а сумка со всем содержимым грохается на перрон. А содержимое – две трехлитровые банки с натуральным не рафинированным кубанским подсолнечным маслом. Масло начинает постепенно растекаться по перрону. Купили в ближайшем киоске кипу газет, которыми обмакиваем масло. Подъезжает к перрону следующий поезд, и две милые дамы, высунувшись в окошко своего купе и видя нас за этим занятием, решили нас утешить: «С нами был аналогичный случай, хотите, расскажем?». Мы почему-то не захотели.