Визитная карточка журналиста

  На фото Александра Силивончика - мы с директором Братского алюминиевого завода Борисом Сергеевичем Громовым обсуждаем местные политические события
На фото Александра Силивончика - мы с директором Братского алюминиевого завода Борисом Сергеевичем Громовым обсуждаем местные политические события

У каждого журналиста в блокноте найдется пара нетривиальных историй о жизни газетчиков.

Слово не воробей…

Татьяна попала в больницу с больным сердцем. Лежать пришлось долго, поэтому перезнакомилась со всеми в палате и вокруг. Соседки по палате, которые шли на выздоровление, живо интересовались новенькой. И охотно рассказывали ей о себе – о детях, работе и о жизни в целом. Одна про дочку-проститутку. Другая - о сыне-наркомане. Третья - как муж воровал на заводе. Четвёртая про начальника-бабника. Рассказы получались какие-то удручающие и порой страшные, смешного было в этих откровениях мало. Женщины тянулись к Татьяне, потому что она, как журналист, умела слушать, не пугая лишними вопросами. У некоторых опытных журналистов это профессиональное.
Женщин почти никто не навещал, а вот к Татьяне каждый день приходили посетители- коллеги и герои её репортажей. Соседки по палате начали сначала ревниво, а потом подозрительно относиться к такому больничному образу жизни Татьяны. И однажды, пошушукавшись, спросили:
-А ты где работаешь, Татьяна?!
- В редакции газеты! – чистосердечно призналась та.
- Фельетоны что ли пишешь? – еще больше посуровели соседки.
- Иногда приходится, а что? – Татьяна старалась сохранять простодушие на лице.
- Да ничего…
Женщины переглянулись и молча вышли из палаты. Больше при Татьяне они ничего из своей жизни не рассказывали… «Нас не любят и опасаются,- вынесла такой печальный вывод из этого больничного общения Татьяна.- Надо же, как мы людям за последние годы насолили…»

Вторая древнейшая…

Как-то привлекли меня к одной рекламной кампании. Для мобильности личного шофёра предоставили. Я, как человек демократический, не привыкший к автороскоши, стал брать с собой и других. Ездил чаще со мной молоденький менеджер, который очень хотел научиться сочинять статьи и таскал мне свои пробы пера. И в первый же день стал он водителя донимать:
- А ты, Сергей, кого раньше возил?
- Честно? – посмотрел на нас водитель.
- А чего скрывать, тут все свои, нам вместе ещё долго работать, - подбадривал хозяина легковушки менеджер.
- Не знаю, как вам и сказать…Людей, одним словом, древней профессии,- уклончиво ответил водитель на приставание менеджера.
- Ну, ты какими-то загадками говоришь,- тут уж не выдержал я, присоединился к разговору. – Какие такие люди древних профессий?
- Проституток!- выпалил он.
- Настоящих? – были сражены его откровением мы оба.
- А то, из местного хорошего публичного дома. Развозил на точки, а потом забирал после работы…- и наш водитель Сергей стал в подробностях рассказывать об этом ремесле в нашем городе, в таких деталях, о которых мы даже не подозревали…Внимательно выслушав его, мы долго молчали…
- Так ты теперь, Сережа, растёшь…- рассмеялся менеджер, сгладив затянувшуюся паузу.- Раньше ты возил проституток - первую древнейшую, а теперь ты будешь возить вторую древнейшую…
- Это вы кем же будете? – насторожился водитель.
- Мы - журналисты!- гордо сказал менеджер.- Подтверди, Владимир Васильевич!

Но я промолчал.
Как-то в этой скользкой ситуации умничать на эту тему не хотелось, тем более что профессия активно скатывалась к определению второй древнейшей…

Визитная карточка журналиста

Когда у меня появились первые визитные карточки, выданные редакцией газеты, то я охотно раздавал их направо и налево. Верил в их пользу. Но большой пользы не наблюдалось, поэтому к этой форме межчеловеческого общения вскоре остыл. Но…Всё-таки одна визитная карточка сыграла в судьбе моего героя спасительную роль. Вот что мне рассказал герой моего очерка и мой хороший товарищ, известный в Братске музыкант Валерий Кеппул:
« Начало 90-х. Я, как всегда полный энтузиазма, поехал отдыхать в Крым. Как-то прогуливался по маленькой деревеньке. Одет был по сезону – футболка и шорты. Но на выходе из посёлка меня поджидала ватага молодых людей на мотоциклах. Меня стали обвинять, что я нарушаю законы деревни, оскорбляя односельчан своим внешним видом.
- А в чём дело?- спросил я, хотя уже догадывался, что мои короткие штанишки лишь предлог, а дело в иностранных часах на руке и новой кожаной сумке.
- Что ты ходишь голым? – были непреклонны блюстители местной нравственности.
- Так ведь жарко,- пытался я вернуть разговор на мирные рельсы.
Но тут один из ватаги подскочил и схватил за руку с часами. Другой сдёрнул с плеча сумку, быстро расстегнул. Первым выпал мой путевой блокнот и визитная карточка корреспондента с бросающейся в глаза надписью «Восточно-Сибирская правда». Её подхватили и подали вожаку.
- Журналист?! – не то спросил, не то воскликнул вожак, а на его лице я прочитал испуг. Они стали молча переглядываться. А я решил не искушать судьбу – рядом начиналось перепаханное поле, и бросился по нему от молодчиков. За мной не погнались, а лишь кричали: «Журналист!!! Интеллигенция!!!». И, конечно, всем знакомые матерные слова.
Догнать меня не составляло труда, но, видимо, визитная карточка произвела на молодых людей отрезвляющее впечатление. И они решили не связываться со мной…Дома хозяйка рассказала, что стало опасно совершать в Крыму пешие прогулки в одиночку. Но теперь я это понял и без неё…Единственной вещественной утратой в той стычке стали блокнот и твоя визитная карточка…Так что я благодарен тебе за эту визитную карточку и жду новую…»
Но к тому времени все визитки я раздал и новой не заводил…