СЕРГЕЙ ЛЫСАК — A&R МЕНЕДЖЕР WARNER / CHAPELL MUSIC RUSSIA

25 August 2017

Сергей, привет!
Расскажи, чем занимается A&R-менеджер Warner Music Russia? Как проходит твой рабочий день?

Он вряд ли отличается от рабочего дня любого офисного работника. У нас есть дедлайны, планы и собрания, обеды и ужины. Я ищу молодых авторов со всего мира: от Ростова до Гватемалы. Нахожу их, связываюсь.

Моя задача создать атмосферу, где автор придумает свой лучший трек. Под него я найду популярного артиста и заработаю деньги для него и компании. Наша миссия — создание авторам идеальных условий для бизнеса.

Другая задача — найти больших советских авторов, композиторов. У них огромный каталог. Я должен предложить им условия, подписать. Контролировать поступления роялти.

Если песня звучит на радио – это факт использования. Он должен быть учтен. Радиостанция отчитывается в РАО. Оно, в свою очередь, отчитывается нам. Мы всё вручную перепроверяем.

Общаемся с офисами в Америке, Британии. Они могут прислать нам треки от грэмминосных авторов. Их мы можем предложить локальному артисту, который исполнит эти песни здесь.

Когда ты слышишь мировой хит за несколько месяцев до того, как он зазвучит из каждого утюга — это не передать словами. Так было в прошлом году. Мы слушали на собрании трек Carla’s Dreams — Eroina. Слушаем на собрании – кому-то нравится, кому-то нет, кто-то равнодушен. Потом видишь, как этот трек поют миллионы – это чудо. До мурашек.

Ты сказал что ищешь авторов по всему миру. Как это происходит технически?
Просматриваю почту. Смотрю, что прислали в общую рассылку. Отвечаю. Связываюсь с потенциальными клиентами, продюсерскими центрами. У нас глобальный паблишинг. Подбираем репертуар для всех, не только для “наших” артистов.

Где находишь песни? В основном, это то, что приходит на почту?
Не только. Еще SoundCloud, Instagram, ВКонтакте. Все ресурсы, которые способны дать информацию. Это паблики, личные страницы артистов, менеджеров.

Слушаете все, что присылают на почту? Или остаются “неразобранные”?
Слушается все! Досконально. За год у меня нет ни одного пропущенного письма. Почта разлетается по отделам. Ещё и дублируется.

Имеет значение, что написано в письме?
В нескольких предложениях можно описать, что это и для чего. Только коротко, время расписано по минутам.

Много сильных работ приходит?
У нас есть особенность. Крутые композиторы, музыканты, поэты – нам не пишут. Считают, это невозможно. «Мы многое повидали. Заказывайте — сделаем». Такой вот русский менталитет. Кто-то сидит в рекламе, кто-то пишет для сериалов. Там, где деньги, там русский композитор и сидит. Профессионалы просто жду. На западе не так. Ходят на мастер-классы, что-то делают, учатся. У нас много профессионалов, которые могут все. Но они нигде.

И, конечно, пишут много начинающих авторов.

СЕРГЕЙ ЛЫСАК — A&R МЕНЕДЖЕР WARNER / CHAPELL MUSIC RUSSIA

Ты упомянул, что факты использования учитываются. Как это происходит технически? Менеджер находится в Москве. Как он может знать, что играло на радиостанции во Владивостоке?
В России аккредитованная организация на сбор публички – это РАО. Всё стекает к ним. А мы уже работаем с РАО.

Пользователи могут назвать одно произведение разными названиями. Условный пример наших коллег: звучит песня Егора Крида — «Невеста». Радиостанция отчитывается, что сегодня два раза прозвучала песня «Свадьба». И у «Свадьбы» – тысячи ротаций. Что за «Свадьба»? Выясняем. И клубок распутывается. Оказывается, что это «Невеста». Поэтому часто в приложении к договору у произведения несколько названий. Всем этим занимаюсь не я, а мои коллеги.

Ты сказал, что подбираете репертуар не только для российских артистов. Был ли на твоей памяти пример, когда произведение местного автора было исполнено зарубежными артистом?
Filatov & Karas, ремикс на Imany — Don’t Be So Shy. Это инициатива нашей компании. Трек стал большим хитом в Европе. Imany джазовая певица, очень харизматичная. Увидеть ее в таком звучании – здорово.

Вариантов взаимодействия много. Есть у нас коллега в Лос-Анджелесе. Он может связать, к примеру, авторов текста из Румынии и британских продюсеров. И они создают продукт.

Другой пример. Допустим, у меня есть российский саунд-продюсер. Я связываюсь со своим коллегой в Лос-Анджелесе, говорю: «Давай попробуем что-нибудь! Мы видим трек в таком звучании. Думаем, это будет популярно через три недели. Такой прогноз, такие звучки». Возьмем молодого, перспективного автора. Он пишет трек. Присылает его нам. Мы слушаем, корректируем. Стараемся работать с хитами или суперхитами. Просто хорошие песни стоят в очереди. Материала много.

Какой должна быть песня, чтобы вы с ней работали?
Приходит демо. У меня два пути: оставить ее в лейбле и передать нашему артисту, либо отдать исполнителю вне лейбла. В первом случае – это должен быть супер трек.

То, что можно крутить по радио? Или возможен не «радиоформат»?
В России очень важно попасть на радио. Радиостанций много, и крутят они музыку разного формата. Но вся эта музыка сделана классно. Трек должен быть крутой, оригинальный.

На что обращаем внимание? Чтобы бридж был вовремя. Чтобы куплет был не громоздкий. Чтобы песня начиналась адекватно. Вот вступление: почему оно именно такое? Почему бы сразу не начать? Что теряет трек? Что происходит в эти 10 секунд? В чем идея автора? Что он хочет сказать? Если все «серое», то вряд ли заинтересует.

Дорога очень коротка. Просто нужно написать крутую песню. Многие авторы спрашивают: «А что надо? Посоветуйте!». Что на это ответить? Пришлите. Создайте. Мне, менеджеру, нужно вам, музыканту, объяснить как и что делать? Я могу дать какие-то референсы, но вопрос изначально не верный.

Понравилась вам песня. Что происходит с ней дальше? Чего ожидать автору?
Если нам нравится песня, мы обсуждаем с автором условия. Они зависят от того, кто будет эту песню исполнять.

Мы стремимся, чтобы автор сохранял за собой исключительные имущественные права. Мы убеждены, что автор должен получать роялти. Правда, в России, авторы чаще хотят продать демо с отчуждением, потому что есть неблагоприятная история с РАО. Думаю, сейчас тенденция будет меняться.

Авторы не верят, что получат свои деньги? Причина в этом?
Да, есть информационный фон, что чиновники воруют. Я знаю случаи, когда автор действительно не получал роялти по каким-то причинам. Но знаю и обратные ситуации. У нас белая бухгалтерия, аудиторы нас проверяют постоянно. Обойти это совершенно невозможно.

Вернемся к условиям работы с авторами. Есть ли типовое решение для начинающих?
Конечно. По российскому законодательству автор не может получить меньше 50% роялти. Это и есть условия “по умолчанию”.

Ок, допустим автор дал добро. Дальше вы приходите к артисту. Какие условия работы для него?
К примеру, я договариваюсь с автором о лицензионном договоре 50 на 50. Автор получает 50% со всех фактов использования: синхронизация, публичка, механика, диджитал продажи, стриминг.

Артисту я могу передать трек бесплатно. Лишь бы он его исполнил. Он имеет хит, зарабатывает с корпоративов и концертов. Автор и паблишинг получают деньги с того, что эта песня звучит. Это бизнес такой. К сожалению, в России так бывает не часто. Обычно артисты хотят выкупать песню со всеми правами. Их можно понять. Они вкладываются в продвижение, SMM, PR. У них есть бюджеты. Они могут отчитываться перед спонсорами. Поэтому предпочитают заплатить.

Со своей стороны — авторы тоже соглашаются на продажу трека с отчуждением. Они не верят, что роялти принесет им много. Поэтому хотят просто все продать.

Допустим, артист выкупил все права у вашего автора. В чем тогда ваш интерес? Выступаете, как посредники и берете комиссию?
Это же может быть суперхит. Мы можем договориться с артистом, чтобы он выпустил трек у нас на лейбле.

Другая сторона: сегодня автор продаст все права, заработает «здесь и сейчас». А завтра успокоится, напишет еще песни. И уже их, возможно, удастся лицензировать и передать большому артисту. Он ее поет – песня звучит везде: эфиры, ротации, продажи. Автор получает роялти. Это глобальная схема, не мы ее придумали.

Допустим договор подписан, авторские права остались за вами. Какие действия делает компания, чтобы заработать на треке больше?
Например, у песни есть перспектива синхронизации – она хорошо встанет в сериал, на титры, или в какой-то эмоциональной сцене. У нас есть специальный департамент, который этим занимается. Не только в холодную предлагаем. Есть люди, которые ищут музыку. Наши менеджеры с ними «на короткой ноге». Они знают, что мы подберем материал не только из своего контента. Мы весь контент можем «очистить». То есть договориться со всеми, предложить выгодные условия. Мы большая компания.

Поговорим о структуре компании. Как выглядит Warner в России?
Есть бухгалтерия. Есть промоутеры, радиопромоутеры, диджитал промоутеры. Есть менеджеры, которые отслеживают дела наших локальных артистов, российских. Есть менеджеры по связям с глобальным Warner. Стажеров много. Есть отдел синхронизации, юридический департамент. Еще охранники.

Есть «Kontora» – лейбл, занимающийся европейской танцевальной музыкой. Мы официально представляем его в России.

Есть паблишинг издательство, где я работаю. Есть менеджеры по каталогам, отдел баз данных и роялти. Все каталоги там. Огромные. Миллионы песен. Мы должны отслеживать все вопросы по правам.

В каждой стране структура компании одинаковая?
Да. Но на западе Chapell больше, со своими студиями. В России это очень затратно. Если ты приедешь в Лондон – увидишь Warner/Chapell трехэтажный. Внизу студия, там работают штатные музыканты. Но Лондон творит на весь мир. Для российского отделения рынок – это только СНГ.

Как локальные отделения складываются в международную сеть? Как они взаимодйствуют?
В каждой большой стране есть Warner. Мы взаимодействуем с подразделениями по своим направлениям. Я с A&R Британии, США.

Мы обмениваемся мнениями, материалами. Наши топ-менеджеры летают на форумы. Практически еженедельно: на фестивали, конференции. Там проводят презентации, выступают артисты, слушают новый материал. Разговоры в таком стиле:
«У нас есть это» – «У нас есть то»
«Мы верим в этот трек!» – «А мы не верим!»
«А какие есть аргументы?» – «У нас столько-то продаж!»
«А покажите!» – «Вот держите!»

Вот тебе пример взаимодействия. Есть трек Ofenbach — «Be Mine». Это французы, два молодых парня. Именно российский Warner поверил в этот трек. И в России он первым в мире стал суперхитом. Раньше, чем во Франции.

Часто центра что-то «навязывают»? Говорят — этот артист приоритетный, работайте по нему?
Навязывать – нет. Действительно, есть приоритетные артисты. Но локальному офису принимать решения. Мы здесь для того и находимся, чтобы оценить на месте: как распределить усилия, бюджет. Как продвинуть трек. Как заработать. Мы можем менять маркетинг-план каждую неделю, ориентируясь на то, как складывается ситуация.