Как ЗиЛ делал конкурента ГАЗели

18.10.2017

Продолжение предыдущей заметки про грузовик на базе Юности.

В конце 2009 года с грузовой Юности сняли кабину: оснастки дня неё всё равно не было и производить такую машину даже мелкосерийно завод не мог. А делать полуторатонник хотелось, Константин Лаптев, тогдашний директор ЗиЛа, думал, что выйдя но новый рынок можно быстро составить конкуренцию ГАЗели и поправить финансовое положение катящегося в тартарары завода.

Решили приспособить для малотоннажника китайскую кабину Sinotruk, коих в своё время закупили изрядное количество для проекта Кентавр. В своей прошлой жизни эта кабина использовалась на грузовиках MAN. Попутно грузоподъёмность решили довести до двух тонн, чтобы «умыть» ГАЗель

Главный инженер ЗиЛа Геннадий Ярков предложил заняться машиной начальнику цеха по созданию испытательного оборудования Владимиру Шацкому. Никакого отдельного финансирования не предполагалось, соответственно и агрегаты могли быть использованы только те, что имеются под рукой. Шацкий говорил, что двухтонник делался неофициально, как-бы на шару: посмотрим, что выйдет. Но по другим сведениям отдел маркетинга всячески выказывал свою заинтересованность в этом проекте и даже начал просчитывать затраты на производство. Машина получила индекс ЗиЛ-230100, это был самый лёгкий грузовик за всю послевоенную историю завод

Шацкий взял недоделанную грузовую Юность, снял кабину и… И оказалось, что китайская кабина на старое шасси не встаёт, она существенно шире. Вариантов ровно два: делать новое шасси под размерность кабины Sinotruk или искать другую кабину. Выбрали третий вариант: уменьшить китайскую кабину!

Это сказать легко. А попробуйте сузить готовую кабину!

Под руководством Шацкого из центральной части вырезали 15 см и состыковали уменьшенные половинки. Причём даже не стали особо париться и заделывать швы, просто разрезали и сопрягли. В том числе и детали салона. Смотрелось глуповато и кустарно.

Стёкла, разумеется, не резали, их пришлось делать на заказ.

Кабину тоже взяли старую, восстановленную после краш-теста. Мотор нашёлся в загашнике. А электропривод стояночного тормоза вообще сделан на моторчике от электропривода сиденья лимузин

Рулевое управление использовали от фургона «Mercedes», их в середине девяностых годов завод закупил целую партию. Первые экземпляры Бычков были построены на «мерседесовском» шасси, но с «зиловской» кабиной, эти машины были отданы на испытания в один из московских автокомбинатов. Так вот, у испытателей нашёлся старый «мерседесовский» гидроруль, очень удачно состыковавшийся с китайской рулевой колонкой. На серийной машине предполагалось ставить механизм RBL.

В таком виде машину выставили на Комтрансе-2010. Вот прям со всеми этими неприкрытыми швами и разрезами. И с деревянным настилом в кузове, над которым потешались все автожурналисты (напрасно, кстати, это нормальное решение).

Дальше единственного экземпляра дело не пошло. Не потому даже, что у завода не было средств на внедрение: машина, сделанная из подручных материалов, не требовала больших инвестиций. И то, что китайская кабина стоила в закупке 190 000 руб против «бычковских» 40 000 тоже не было решающим аргументом, китайских кабин в своё время закупили больше сотни, и их на первое время хватило бы.

Дело в фантастической нетехнологичности процесса сужения кабины, эта маразматическая операция, совершенно не стыковалась с понятием «серийное производство». ЗиЛ-230100 в принципе нельзя было поставить на конвейер.

Да и сам Шацкий в перспективы не особо верил, если честно.

Вот сам Владимир Шацкий, ему в момент нашей встречи в 2011 году исполнилось 70 лет.