Салхаб Рашад: «Я представить себе не могу, что на свете есть места прекраснее Северного Кавказа»

Он не бежал из охваченного войной города, не искал легкой жизни, не гнался за шальной удачей. Салхаб приехал из Сирии в Ставрополь, чтобы учиться. И за 11 лет стал уже наполовину русским, хотя смысл своей работы во многом видит именно в том, чтобы помочь малой родине восстановиться и поднять экономику. О красоте Кавказа, русских девушках и нелюбви к холодцу «Вестнику» рассказал сам Салхаб Рашад — аспирант СКФУ, председатель Ассоциации иностранных студентов г. Ставрополя.

Холодной зимой 2006-го...


— Я с детства знал, что буду учиться в России — это практически семейная традиция, почти вся родня получала тут образование. Так что в 19 лет, закончив в Сирии школу информатики, я приехал к родственникам в Новороссийск. Именно они подсказали мне, что лучше всего сейчас пойти в СКФУ. Прежде чем начать учебу, предстояло пройти подготовительные занятия по изучению русского языка. Да, это была просто катастрофа: я совсем ничего не понимал по-русски, и даже покупка продуктов превращалась порой в настоящую проблему.
Хотя даже через год обучения, когда я уже поступил на коммерческое отделение факультета информационных технологий, языковая проблема стояла все еще остро. Общаться и понимать друг друга было очень тяжело, и без помощи одногруппников я едва ли бы справился. Открытость людей, их готовность помочь и поддержать стала очень сильным впечатлением.
Если говорить о впечатлениях, то здесь многое меня сильно удивило и даже поразило, ведь до этого я вообще ни разу не бывал за границей. Впервые я приехал в Россию в декабре — у нас в это время еще относительно тепло. А здесь оказалось жутко холодно на улице, а в домах — тепло. И как одеваться? В Сирии нет отопления, если на улице прохладно, то и в доме нежарко...
Но в целом страна мне понравилась. Самое главное, здесь есть четкие правила и нормы, к которым я не привык, начиная от правил дорожного движения и заканчивая этикетом. Допустим, у нас принято говорить довольно громко (по меркам России), а здесь это считается дурным тоном. Или, помню, как-то зимой я поздоровался с человеком за руку, не сняв перчатку, и мне сделали замечание, что это показатель крайнего неуважения.

Красавицы и умницы

— Поначалу проблемой являлось наличие большого количества свободного времени — из-за незнания языка мне просто не с кем было общаться. Постепенно я стал лучше разговаривать по-русски, круг общения расширялся, я находил новых друзей и знакомых: ходил в кино и музеи, играл в футбол, со временем вошел с состав студенческого самоуправления.

В студенческую жизнь вливался постепенно. Помню, как первый раз отмечали 8 Марта: у нас не принято так поздравлять женщин, да и дня такого особого, по сути, нет. Накануне к нам подошли старшекурсники и объяснили, что в этот день принято дарить подарки и оказывать особые знаки внимания женщинам. Мы сразу же договорились скинуться и купить цветы преподавательницам — делать такой подарок оказалось невероятно приятно!

Вообще, хоть свою семью я пока не создал, но твердо решил, что жениться буду только на русской девушке. Во-первых, потому что они очень красивы и умны. А во-вторых, я с 19 лет живу в России, общаюсь с местной молодежью и даже не знаю, как ухаживают за девушками в Сирии. У меня просто не было такого опыта. Сегодня мы едва ли нашли бы общий язык.

Планирование и программирование

— Я регулярно езжу на родину, моя семья по-прежнему живет в Сирии. Нам повезло: родители из города Латакия (где расположена наша военная база), и изначально там все было тихо и спокойно. Отец — военный, и он не может покидать пределы Сирийской Арабской Республики. Он, кстати, до сих пор сносно понимает по-русски. Мой брат учился в Новороссийске в морском университете им. адмирала Ф. Ф. Ушакова и сейчас живет и работает по специальности в ОАЭ.

А я занимаюсь информационными системами, анализом и прогнозированием микроэкономической ситуации в Сирии, пишу диссертацию на эту тему. Получается довольно комплексная работа, которая затрагивает аспекты и программирования, и экономики, и даже политики. Я очень хочу, чтобы эта программа помогла моей стране выправить экономическую ситуацию, ведь сегодня там чрезвычайно высокая инфляция, почти разрушенная экономика... Программа, которую я создаю, может просчитать, какие деньги были потеряны в результате войны, какой урон нанесен народному хозяйству и как восстановить ресурсы оптимальным образом. Более того, мой план-анализ включает элементы сравнения между экономикой Сирии и Ставрополья: я внимательно изучаю экономику и историю региона, пытаясь взять лучшие элементы управленческих и стратегических решений. Возможно, эти простые и понятные практики пригодятся для решения проблем на родине. Я очень надеюсь продолжать эту тему, хочу помочь своей стране вернуться к нормальной жизни и начать наконец развиваться.

Бесконечная красота

— Привыкание в кавказским застольям и блюдам потребовало немало времени. Да, у нас много общего в кулинарной традиции, например шашлык в Сирии распространен практически так же. Но есть еда, которая меня искренне удивила. Например, газированная вода — здесь я попробовал ее впервые. Или уха: у меня на родине трудно даже представить, что из рыбы можно делать суп. Его варят только из морепродуктов, а рыбу исключительно жарят или готовят на мангале. Уху я, кстати, очень полюбил. В отличие от холодца — когда увидел его впервые, подумал, что это десерт, наподобие желе. А оказалось, что это мясо, которое к тому же бесконечно долго варят... Так и не смог привыкнуть к этому блюду. Но в целом просто обожаю и русскую, и кавказскую кухню.

Вообще я очень счастлив, что приехал в Россию. Для меня эта страна стала второй родиной, и именно здесь я стал таким, какой есть: столькому научился!

И, конечно, я бесконечно влюблен в Кавказ. Бывал в Минеральных Водах, в Кисловодске, в Адыгее, в горах Карачаево-Черкесии, в Чечне. Я представить себе не могу, что где-то на свете есть места прекраснее, — здесь просто волшебная природа!

Моя личная самая любимая традиция — весной или в начале лета ехать в Кисловодск и бесконечно смотреть на зеленые горы, без единой «проплешины». Просто невероятно! Для меня такие поездки стали необходимы как воздух. Зимой не могу жить без горячих источников — это тоже превратилось в добрую традицию.

Считаю, Северный Кавказ мог бы привлечь огромное количество иностранных туристов, ведь это одно из лучших в мире мест отдыха с уникальной природой. Но, во-первых, за рубежом о нем практически ничего не знают, рекламы нет. И, конечно, не хватает условий. Смотрите: в Сочи с инфраструктурой все хорошо (на Розе Хутор, в частности), и туда сейчас едет немало иностранцев. А тот же Домбай не менее прекрасен, но гораздо менее приспособлен для комфортного пребывания. Да, все постепенно меняется и преображается, и я надеюсь, что этот процесс ускорится.