Итак, июль, жара, Московский Метрополитен

Итак, июль, жара, Московский Метрополитен. Запах пота настолько густой, что оседает солью на стеклах. Пассажиры спрессованы так, что "ни родить, ни залететь". Я в сарафанчике длиной "покуда мама разрешает". Стою спиной к сиденьям.
Вдруг чувствую, что кто-то гладит меня по бедрам,
точнее, по тому месту, которым они к корпусу привинчены. Причем прикосновение не рукой, а чем-то типа кисточки или пуховки для пудры.
За спиной строгий старческий возглас:
"Вася!"... "Ребенок, что ли, балуется?" - думаю.
Снова прикосновение.
"Вася!!!" А повернуться ну никакой возможности нет!
Наконец, на "Библиотеке" выходят сразу пол-вагона.
Оборачиваюсь.
Сидит дедуля, лет 80 минимум, на коленях у него портфель а-ля товарищ Дынин, а в портфеле здоровенный мохнатый котище. Зверь от духоты и шума, ес-сно, нервничает и машет хвостом, периодически попадая мне под юбку.
Теперь уже спереди:
"Васенька!" - укоризненно восклицает дедуля, -"Я с тобой полностью согласен! Но я же
держу себя в руках!"