Бездомный в рабстве скончался от издевательств

Как показала жизнь, реалии сильно отличались от обещаний.

Новообретенного работника поселили на животноводческой ферме и поручили тяжелую физическую работу — уход за животными, уборку навоза, заготовку сена. Ему действительно отвели угол для проживания и кормили. Но про помощь с документами Ержан уже не заикался. А за работу Иван не получал ни копейки. Но если он отказывался работать, хозяин жестоко его избивал. Кроме того, Айтбаев не давал Петрову уйти из хозяйства. Несколько раз подневольный работник покидал территорию фермы, но Ержан догонял мужчину и привозил обратно, угрожая покалечить.

В феврале 2017 года батрак по неловкости упустил теленка. Последовало лютое наказание. Как установило следствие, Айтбаев ударил работника вилами по голове, а когда тот упал, принялся пинать его по животу. Позже врачи выяснят, что во время экзекуции у несчастного случился разрыв кишечника, который вскоре осложнился гнойным перитонитом. Избитого человека оставили без всякой помощи, позволили только отлежаться. А еще через два дня Айтбаев пытался заставить мужчину подняться на ноги единственным известным ему способом — избиением. На этот раз полуживому батраку сломали семь ребер.

Испугавшись последствий, Айтбаев позвонил в Усть-Каменогорск брату — сотруднику управления миграционной полиции — с просьбой увезти Петрова в больницу. Родственник, в свою очередь, переадресовал просьбу зятю Айтбаева. Последний вместе со своим знакомым приехал в село и забрал Ивана. Изувеченного мужчину привезли в областной центр и передали родственнику-полицейскому, а тот доставил Петрова в первую городскую больницу.

Полуживой пациент рассказал врачам, что его избили. Медики вызвали полицейских, которые успели опросить Петрова, пока его готовили к операции. Единственное, что Иван сумел произнести, это название села и имя главы крестьянского хозяйства.

Ряд тяжелых травм, осложненных отсутствием даже минимальной медпомощи, привел к предсказуемому результату — через три дня Петров скончался.

— Перитонит достиг последней стадии, развилась полиорганная недостаточность, которая в 80 — 90 процентах случаев приводит к летальному исходу, — отметили врачи, проводившие экспертизу. — Закрытая тупая травма грудной клетки с переломами семи ребер, осложнившаяся скоплением крови, вкупе с поздним обращением за медицинской помощью не оставили потерпевшему шансов.

Следователь направился в крестьянское хозяйство, где поговорил с Айтбаевым. Последний заверил, что Петров упал с саней, груженных сеном, и из-за этого получил такие повреждения. Поэтому первоначально было заведено уголовное дело по статье "Нарушение правил охраны труда". Однако все допрошенные свидетели из числа рабочих хозяйства указывали, что Айтбаев периодически поколачивал Ивана и не отпускал его на свободу. Постоянно было слышно, как он кричит на батрака. В итоге следствие, сопоставив свидетельские показания, а также результаты судмедэкспертиз, пришло к выводу, что Петров находился на положении раба. Он был лишен свободы передвижения, достойной оплаты своего труда и даже нормального обращения с ним, как с человеком пожилого возраста.

Через полтора месяца после начала расследования Айтбаев был задержан, а еще через три дня суд вынес постановление об аресте. И тут родственники, доселе хранившие молчание, выдвинули версию, что потерпевшего избил не владелец фермы, а работник по имени Антон. Однако следствие не нашло этому подтверждения. А согласованные показания родственников подсудимого на этот счет суд счел попыткой увести его от ответственности.

С самого начала судебного процесса Айтбаев не признавал свою вину. По его словам, для Петрова были созданы все условия. А супруга фермера рассказала, что у хозяина и батрака были "почти родственные отношения", поэтому у фермера не было причин издеваться над Иваном.

— Он проживал вместе с Антоном в четырехкомнатном доме, где были холодильник, телевизор и печь, у каждого рабочего была своя комната, — утверждал обвиняемый. — Заработанные деньги на ферме были Ивану без надобности, но когда он уезжал в Усть-Каменогорск, я ему их выдавал.

Более того, со слов Айтбаева, он подарил работнику две головы крупного рогатого скота за усердный труд. Однако на справке о получении скота, которую предоставила супруга Ержана, не было самого главного — подписи Ивана. Суд отказался признать ее доказательством.

читать далее http://www.akirama.com/2017/09/14/183/