Бунт ивановских ткачих в 1941 году

На собрании рабочих фабрики им. Ногина работница Кулакова заявила: «Гитлер хлеб-то ведь не силой взял, ему мы сами давали, а сейчас нам не дают, ему, что ли, берегут?» Работница Лобова высказала следующее: «Ходим голодные, работать нет мочи. Начальство получает в закрытом магазине, им жить можно». Пом. мастера Соболев и мастер Киселев заявили: «Если нас возьмут в армию, мы покажем коммунистам, как нас морить голодом». Работница прядильной фабрики комбината «Большевик» заявила коммунистке Агаповой: «Сохрани Бог от победы советской власти, а вас, коммунистов, всех перевешают». Кстати, Соболев и Киселев были чуть ли ни единственными мужчинами, которые разделяли чувства своих коллег-женщин.

С «нездоровым настроением» нужно было что-то делать, причем в экстренном порядке. Но чиновники решили обойтись, что называется, малой кровью: «Ввести в обкоме и горкоме секретарей по снабжению. Заменить слабых секретарей парторганизаций. Руководство агитколлективами поручить ответственным работникам обкома и горкома. Направить в помощь обкому партии группу квалифицированных лекторов и докладчиков». Об улучшении условий труда и жизни никто и не заикался.

Вскоре эти самые лекторы прибыли в Иваново, чтобы «утихомирить баб». Каким образом они объясняли измученным и голодным работницам, почему начальству открыт доступ в «особый» магазин, неизвестно. Но уже в начале октября немцы начали крупномасштабное наступление. В Москве началась паника — враг слишком быстро продвигался к городу. Тогда-то руководство и решило эвакуировать текстильные предприятия из Иваново. Это стало последней каплей. Ведь работниц о грядущих «движухах» не предупредили.

Яркий пример, события на Меланжевом комбинате. Как обычно, к 6 утра рабочие пришли на предприятие. К этому времени часть оборудования была уже разобрана. Грянул скандал: «Оборудование увезут, а нас оставят без работы. Не дадим разбирать и увозить оборудование». Начальству ничего другого не оставалось, как объявить экстренное собрание рабочих. Со стороны руководства его возглавил товарищ Частухин, занимавший должность директора комбината. Но первой заговорила станкообходчица Бутенева: «Уж если вы жалеете станки, так надо сначала вывезти семьи. Вывозить оборудование не дадим». Остальные работницы ее, конечно же, поддержали и демонстративно принялись крушить ящики с оборудованием. Ничем путным то собрание не закончилось. На следующий день погромы продолжились. Руководство не смогло утихомирить взбунтовавшихся женщин.

читать далее http://www.akirama.com/2017/09/13/1804/