Достоевского достали

Библиотека - место, куда многие идут лишь из-за требования учителя, берут книги, теряются в коридорах, потому что были там от силы пару раз за несколько лет. Теперь о здании. Здание библиотеки, особенно государственной, должно быть, не побоюсь этого слова, величественным: большие деревянные двери, которые одной силой воли не отрыть, высоченные потолки, мраморные лестницы и такой же пол... Да это наша старая добрая "Ленинка"!

Много лет стоит она, вся каменная, серая и такая советская. В 1997 году перед библиотекой поставили памятник задумчивому и грустному Достоевскому. Он сидит на краю скамеечки и, ссутулившись, смотрит вдаль. И ему явно не уютно сидеть на этом каменном голом поле в центре Москвы, на виду у всех. На помощь ему пришло Правительство Москвы и буквально посадило в кусты. Великий русский классик продолжает все так же грустно смотреть, но теперь из засады.

Всю весну и лето Москву перекапывали и засаживали деревьями. Кто бы что ни говорил, но в целом это скорее хорошо, чем плохо. Озеленение городских территорий - это признак развитости города, как культурной, так и в сфере экологии и устойчивого развития. Это понятно, но... Просто посадить жиденькие березки и поставить клумбы с травой и цветами нужно в правильном месте. Иначе получится Достоевский в кустах. Сидит Федор Михайлович, как обычно весь в птицах, которых стало, словно еще больше (очень воробышки любят на ветках посидеть), смотрит на Кремль и думает: "За что? Я при жизни был несчастным человеком, а теперь еще и в виде памятника страдаю".

Выглядит вроде бы неплохо, скамейки такие креативные, можно даже полежать, а то и вздремнуть, но плохо смотрится Достоевский. Раньше он был, как скрюченный гвоздь посередине стола, но это даже придавало всему ансамблю какую-то трагичность и серьезность. Для библиотеке - самое то. Смотришь на величественное здание, а потом на Достоевского и понимаешь, что даже наш великий классик чувствует себя здесь не в своей тарелке. Поэтому заходишь в "Ленинку", предвкушая встречу с великим. Теперь же милые деревца шуршат листвой над ухом гения.

К скамейкам, загаженным птицами, по большому счету вопросов нет. Мило и зелено, а главное - людям есть, где посидеть и поболтать, но зачем? Ведь это не сквер, а две с половиной березы погоды не делают. И почему березы?.. Достоевский в моем представлении - глубоко городской житель, он - символ петербургского климата, гуляет по каменному тротуару, постукивая каблуками ботинок, иногда сходит на набережную и посмотрит на реку, а потом опять на квартиру, душную, но почему-то всегда холодную и мокрую. А тут березы... Мелочь, а не понятно. Кажется, что архитекторы схалтурили и не проявили интереса ни к библиотеке, ни к Федору Михайловичу. "А давайте-ка засадим все нашими православными березками?!" - приблизительно так все и началось.

В заключении скажу, что в сорока метрах, у входа в Музей книги, есть маленький квадратик с фонтаном и длинными деревянными скамейками на колесах. Кажется, Достоевскому было бы уютнее в такой камерной обстановке рядом с прохладной журчащей водой. Там относительно спокойно, меньше людей, и депрессивная поза писателя была бы, возможно, более уместной, и чувствовалась интимность момента.