«В сторону Свана»: утраченное время Марселя Пруста

09.04.2018

Французский писатель Марсель Пруст известен широкому кругу читателей благодаря своему циклу «В поисках утраченного времени» и легендарному опроснику, на который часто ссылается Владимир Познер. Рассказываем о первой части семитомной великой эпопеи Гонкуровского лауреата.

Huyen/Unsplash.com
Huyen/Unsplash.com

Изначально, «В сторону Свана» не привлекла внимание читателей и не снискала позитива у критиков. Лишь после выхода в свет второй части цикла — «Под сенью девушек в цвету» — Пруста заметили, осознав, что он создал новое направление в литературе. 

Сюжет подобен сборнику воспоминаний. В глазах Пруста мы видим меняющийся образ героя — господина Свана. Рассказчик же выступает объектом анализирующим, размышляющим об утраченном и мимолётном. Время в романе не связано с сюжетом — все завязано на впечатлениях автора путешествующего от одного воспоминания в другое. Поток сознания, воспроизводящий душевные терзания, определяющий время и место действия. Автор считал, что воспоминания дают объёмность времени и их всегда можно воскресить.

Повествование начинается с того, как автор, мучаясь бессонницей, возвращается в свои детские годы, проведённые в городе Комбре. 

«Много лет уже, как от Комбре для меня не существовало ничего больше, кроме театра драмы моего отхода ко сну, и вот, в один зимний день, когда я пришёл домой, мать моя, увидя, что я озяб, предложила мне выпить, против моего обыкновения, чашку чаю. Сначала я отказался, но, не знаю почему, передумал. Мама велела подать мне одно из тех кругленьких и пузатеньких пирожных, называемых "мадлен", формочками для которых как будто служат желобчатые раковины моллюсков из вида морских гребешков. И тотчас же, удручённый унылым днём и перспективой печального завтра, я машинально поднёс к своим губам ложечку чаю, в котором намочил кусочек мадлены»

Автор погружается в ушедшие события, чувства, запахи, вкусы и думает как расстраивался, не получая заветный мамин поцелуй на ночь. Он так её любил, но отец не поощрял таких проявлений нежности — ведь растёт мальчик, а не девочка. 

«Моим единственным утешением, когда я поднимался наверх ложиться спать, было ожидание мамы, приходившей поцеловать меня в постели. Но это пожелание спокойной ночи длилось так недолго, она так скоро спускалась обратно, что момент, когда я слышал, как она поднимается по лестнице, затем как по коридору, за двойной дверью, раздаётся лёгкий шелест её летнего домашнего платья из голубого муслина, украшенного шнурочками плетёной соломы, был для меня моментом мучительным. Он возвещал мне о моменте, который наступит вслед за ним, когда она покинет меня, когда она будет спускаться обратно. В результате я стал желать, чтобы это прощание, которое я так любил, произошло как можно позже и время, пока мама ещё не пришла, затянулось»

Эти цитаты, безусловно, дают представление о том, чего ожидать при прочтении «В сторону Свана», но лишь погрузившись в Пруста с головой, можно прочувствовать все величие его труда.

Нас также можно читать на сайте, в фейсбуке, вконтакте и телеграме.