"Бумажное" государство Беларуси и России

Недавно прошли белорусско-российские военные учения «Запад-2017». Они носили стратегический характер и проводились уже в третий раз (впервые в 2009 году, затем в 2013-м). Основная цель учений — проверка возможностей двух стран по обеспечению безопасности Союзного государства Беларуси и России (СГ) и его готовности к отражению возможной агрессии. 

Президента Беларуси спросили, почему главы двух стран наблюдали за учениями раздельно? Лукашенко ответил шуткой: «А если снаряд в одно место? Двоих не станет». 

Шутки шутками, но этот эпизод как нельзя лучше иллюстрирует положение дел в Союзном государстве Беларуси и России Формально существует государство от имени и для безопасности которого проводятся учения, а вот руководители частей этого государства сидят в разных «окопах». 

Государство на бумаге

История Союзного государства укладывается в несколько строчек. 2 апреля 1997 года в Москве президенты Беларуси и России подписали Договор о Союзе Беларуси и России. С тех пор 2 апреля отмечается как День единения народов Беларуси и России. 

8 декабря 1999 года в Москве состоялось подписание Договора о создании Союзного государства, и была принята Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений Договора о создании Союзного государства. А 26 января 2000 года, после ратификации Договора парламентами двух стран, он вступил в силу. 

За 17 лет существования Союзного государства оно прошло эволюцию от надежд собирания земель русского цивилизационного пространства до состояния подковерной борьбы за односторонние экономические выгоды. 

На бумаге Союзное государство существует, а есть ли оно в реальности? Так, в 2015 году бюджет СГ составил около 5 миллиардов, а в 2016 году — 6 миллиардов 600 миллионов 900 тысяч рублей. На фоне, скажем, «Газпрома», который ворочает сотнями миллиардов рублей бюджет СГ просто ничтожно мал. 

До сих пор не реализованы конституционно-правовые вопросы организации СГ. Отсутствуют органы власти Союзного государства, не разработан институт гражданства. Нет Конституции, нет парламента, нет эмиссионного центра, нет единой валюты, а есть некие органы, которые больше напоминают дирекцию по бизнес-проектам. 

Все заседания Высшего Государственного Совета России и Беларуси по сути - чисто протокольные и дежурные. А сам Совет все больше превращается в политический клуб по обсуждению вопросов, которые являются второстепенными и не влияют на общее положение дел. А вот ключевые вопросы решаются только в ходе двухсторонних переговоров между руководствами двух государств. 

Формально являясь ближайшим союзником России Беларусь до сих пор не признала государственности Южной Осетии, Абхазии и вхождения Крыма в состав РФ. Хотя по первому пункту было обещание лидера Республики Беларусь о политической поддержке. 

Тормозятся общие с Россией экономические, военные, геополитические проекты. Например, России отказано в создании стратегической и важной военной базы на территории Белоруссии. Не реализован ни один из пяти общих инвестиционных проектов. 

Базис для белорусского суверенитета

Длительное время руководство Беларуси пыталось выжать из СГ максимум экономических и политических односторонних привилегий. Поскольку для России интеграционные проекты, включая Союзное государство, носили в первую очередь геополитический и военный характер, в условиях высоких цен на нефть и относительно мирного сосуществования с Западом на аппетиты Минска в Москве не обращали особого внимания. 

Более того, Россия оказывала соседке немалую помощь. Так, по оценкам многих российских экспертов, с 2004 по 2014 годы нефтяной грант России по отношению к Беларуси составлял около 10-12% от белорусского ВВП. Цены на газ для Беларуси являются самыми низкими по сравнению с другими государствами-потребителями российских углеводородов и составляют $ 132 за тысячу кубометров. В свою очередь, Беларусь добывает нефть на пяти месторождениях в России и даже имеет свою сеть АЗС в лице компании «Белоруснефть». 

Россия предоставляет основные рынки сбыта для белорусских товаров: в прошлом году 83% всей продукции молочной отрасли Беларуси реализовывалось в России. 

Суммарная величина кредитов РФ, выданных белорусскому государству, по отдельным оценкам превышает $ 50 млрд. 

Россия также передает Беларуси безвозмездно дорогостоящие вооружения, среди которых, например, зенитные ракетные комплексы С-300, каждый стоимостью более $ 100 млн, или учебно-тренировочные самолеты Як-130УТ. 

Дружба дружбой, а табачок…

Однако уже с 2012 года, когда темпы и объёмы поддержки белорусского суверенитета со стороны РФ снизились, и экономика Беларуси начала буксовать все заметнее и заметнее, между странами-членами СГ появились серьезные разногласия экономического характера. А вот после украинского кризиса 2014-2015 гг. и однозначного отказа Белоруссии поддержать своего российского союзника в нарастающем противостоянии с Западом эти отношения просто затрещали. 

Напряжение в отношениях достигло максимума с того момента, когда руководство Белоруссии решило, что оно вправе в одностороннем порядке назначать цены на поставляемый из России газ и столь же односторонне подвергать изменению цены на услуги транзита российской нефти. 

Худо-бедно этот спор как-то урегулировали. Но сейчас в полный рост во взаимоотношениях союзников по СГ встала проблема транзита белорусских нефтепродуктов. 

В августе нынешнего года на совещании по развитию транспортной инфраструктуры Северо-Запада России президент РФ Владимир Путин предложил исправить ситуацию, когда белорусские нефтеперерабатывающие заводы отказываются от услуг российской инфраструктуры в пользу стран Прибалтики, и «запакетировать» этот вопрос с поставкой из РФ в РБ беспошлинной нефти.

Ситуация здесь такая. Нефть, из которой на белорусских НПЗ производят нефтепродукты, Беларусь получает от России беспошлинно. Так, в прошлом году наша ближайшая соседка получила 18 млн. тонн российской нефти, на этот год в индикативном балансе прописано 24 млн. тонн. 

При этом нефтепродукты, которые Беларусь получает из нашей нефти, она экспортирует через прибалтийские государства, в основном, Литву и Латвию. Так, в прошлом году Беларусь экспортировала 13 млн. тонн нефтепродуктов, из которых через Прибалтику перевалили около 8 млн. Поэтому озабоченность Москвы тем фактом, что ее поставки нефти в результате способствуют росту товарооборота в портах Прибалтики, а не России, - вполне понятна. Ведь поставляя на белорусские НПЗ беспошлинно нефть, российский бюджет недополучает $1,4 млрд. в год при текущих ценах на нефть. 

Однако Минск не идет навстречу российским пожеланиям. В общем, ситуация пока такова – в соседней Беларуси ищут предложения, выгодные ей «хоть на копейку», как выразился вице-премьер Беларуси Владимир Семашко, а российский бюджет продолжает недополучать немалые деньги. 

«Лучше на троне Саня, чем на танке русский Ваня»

Еще одним камнем преткновения в отношениях между соседями по СГ стала внешняя политика Минска. Беларусь уже много лет пытается проводить так называемый многовекторный курс. То есть, являясь членом Союзного государства, входя в ЕврАзЭс, Минск всеми силами старается наладить отношения с Европейским союзом, благо в начале прошлого года Европа отменила санкции в отношении Беларуси. В этом желании дружить со всеми нет ничего предосудительного. Но вот только интересы Европы очень часто не совпадают с интересами России, и делая дружеский жест в сторону ЕС, руководство Беларуси вольно или невольно подкладывает большую свинью нам. 

Не лучше обстоит дело и с идеологией в наших отношениях. Лукашенко раз за разом заявляет, что Беларусь не должна зависеть от российских энергоносителей, поскольку это-де наносит ущерб независимости и суверенности страны. И одновременно как мантру твердит о незыблемости братской дружбы русского и белорусского народов. 

В последнее время Лукашенко, стремясь балансировать между Россией и Западом, создает националистическую интеллигенцию, что, несомненно, увеличивает разрыв между двумя народами. 

Изменилось и белорусское общество, которое все больше считает себя чем-то отдельным и отдаленным от России. Сейчас в Белоруссии достаточно сильно развивается националистическая мысль в чиновничьей среде и среди интеллигенции, которая продвигает белорусскую национальную идентичность. А полностью реализовать ее без отрыва от России – невозможно. 

Кстати говоря, некоторые националистические лидеры Белоруссии уже изменили свое отношение к Лукашенко с резко отрицательного к более положительному. Они считают, что белорусский «батька» хотя и зло, но зато удерживает Белоруссию на определенной дистанции от России. В среде умеренных белорусских националистов в ходу поговорка: «Лучше на троне Саня, чем на танке русский Ваня». 

И в этой ситуации само понятие Союзное государство уже воспринимается многими россиянами и белорусами, как некая диковинка, существующая исключительно на бумаге, а не в реальной жизни. И если не будет крупных подвижек в сторону создания реального, а не бумажного государства, то через некоторое время любые разговоры и даже упоминание о существовании такого образования, как СГ Беларуси и России, будут вызывать что в Москве, что в Минске однозначный когнитивный диссонанс. 

Владимир Капитонов, Агентство СЗК