Культ Костюшко - таран польской "мягкой силы"

Пока Западная Европа расхлебывает проблемы с беженцами, прикидывает, как жить после ухода из ЕС Британии и каталонского референдума, одновременно ломая голову над решением сложных экономических проблем, Польша всеми правдами и неправдами пытается вместо периферии стать альтернативным центром если не всей Европы, то хотя бы ее восточной части, в первую очередь Украины, Литвы и Белоруссии. 

И для этого в ход идут все средства и методы. Особо Польша уповает на потенциал своей «мягкой силы». В нынешнем году у Варшавы есть хороший повод активизировать свои усилия на этом направлении – 200 лет назад (15.10.1817 года) в Швейцарии скончался Тадеуш Костюшко, предводитель антироссийского восстания 1794 года.

Сенат Польши объявил 2017 год Годом Тадеуша Костюшко. «Чтобы, - как сказал спикер польского Сената Станислав Карчевский, который находился с визитом в Швейцарии, в своем выступлении перед представителями польской диаспоры, -  польский народ воздал должное памяти своего национального героя и героя с мировой славой. А также, чтобы молодым поколениям показать пример самоотверженного служения Родине, и чтобы укрепить дух нации». 

Глава Сената возложил цветы к памятнику Костюшко, установленному недавно в швейцарском городе Золотурн, а Президент Польши Анджей Дуда - к саркофагу Тадеуша Костюшко в польском замке Вавель. Словом, память Костюшко почтили на самом высоком польском уровне. 

В официальной версии истории, принятой в Варшаве, Костюшко позиционируется как «национальный герой Польши, Литвы, Беларуси и США». Именно это обстоятельство подвигло диаспоры поляков отметить круглую дату со дня смерти Костюшко в США, Швейцарии и Литве. Скажем, в Вашингтоне у памятника Костюшко (в 1776 году он из Варшавы приехал в Америку и вступил в войну на стороне американских колонистов против англичан) состоялась торжественная церемония с участием представителей польских и американских властей. В Вильнюсе под лозунгом «За нашу и вашу свободу» состоялся военизированный парад. 

Весьма активно фигуру Костюшко Варшава использует для антироссийской пропаганды в Белоруссии. Над имиджем Костюшко, как «общего героя Польши и Беларуси», не покладая рук работают Польское радио, радио «Польша», телеканал «Белсат» и финансируемые Варшавой белорусские националистические ресурсы. Дело в том, что Костюшко родился на землях современной Республики Беларусь – в поместье Меречевщина около городка Коссово (ныне Ивацевичский район Брестской области). Собственно говоря, на этом связь Костюшко с Белоруссией и заканчивается. «Национальный герой четырех государств» всю свою жизнь считал себя поляком и никак не отождествлял себя с белорусами. Костюшко, как настоящий поляк, мечтал о Польше от моря до моря, с Литвой, Белоруссией и Малороссией в её составе. И, конечно же, был врагом России, которую, как всякий поляк, считал главной виновницей трех разделов Речи Посполитой. 

Начало восстания 1794 года ознаменовалось так называемой «Варшавской заутреней» – вероломным нападением поляков на русских жителей Варшавы в Пасхальную неделю во время богослужения. Людей резали и стреляли прямо в православных храмах. 

Повстанцы возвели террор против «несогласных» в ранг определяющей политики повстанческого движения. Руководствуясь внесенным в «Акт Восстания Народа Великого княжества Литовского» принципом «…Кто не с нами, тот наш враг…», повстанцы впервые ввели в общественную практику понятие «враг народа». По личной рекомендации Костюшко на поле боя стали использоваться загрядотряды. Повстанцы широко применяли цензуру, создавалась разветвленная сеть репрессивных органов, которые были призваны «карать изменников Отечества, его восстанию противных…». Непременным атрибутом восстания 1794 года были виселицы в белорусских городах и местечках, оказавшихся во власти повстанцев. Например, в постановлении Порядковой Гродненской комиссии «О виселицах для «врагов народа» от 5 июня 1794 года говорилось, что «…на рынке г. Гродно поставлена виселица с надписью на одной стороне — «Смерть изменникам Отечества», а на другой — «Страшись, изменник», признавая в том поставленном орудии смерти честный и добрый способ мышления и любви к своему Отечеству». 

Костюшко ввёл и принудительную мобилизацию белорусских крестьян, которых под страхом смерти загоняли в банды мятежников. 

Отряды повстанцев разгромил А.В. Суворов. Костюшко попал в плен, но не был казнен. А после смерти Екатерины II он был помилован её сыном Павлом I и отпущен восвояси. 

В постсоветский период у белорусов, как, впрочем, у всех наших соседей по советскому общежитию, началось переписывание общей истории. На свет божий вылупились «свядомые» белорусы, в первую очередь, из числа интеллигенции – и пошла писать губерния. 

Идеологической опорой «свядомых» национал-интеллигентов стало литвинство. Если коротко, то суть литвинства можно изложить так: Беларусь — это наследница Великого Княжества Литовского (ВКЛ), а белорусы — это суть литвины, те самые, кто создал ВКЛ. ВКЛ — сугубо европейское государство, которое вынужденно соседствовало с дикой и варварской Московией, а затем с Россией. Затем ВКЛ объединилось с Польшей в одно государство – Речь Посполитую. И раздел последней, главным виновником которого была, конечно, Московия-Россия лишил белорусов, то есть, литвинов, светлого европейского будущего, поэтому надо возродить идеологию и самосознание ВКЛ и Речи Посполитой и повернуть Белоруссию лицом на Запад. 

Вот такая псевдоистория, то есть «свядомая» история получается. И ее конструирование щедро оплачивается западными некоммерческими фондами. В результате книжные магазины Белоруссии завалены литвинской литературой, в белорусском интернете навалом литвинских сайтов. Литвинская тема пробралась даже в кинодокументалистику. Снято уже немало лент, где рассказывается о деяниях «великих белорусов», в том числе Тадеуша Костюшко. 

Памятник в музее-усадьбе Костюшко в Меречевщине
Памятник в музее-усадьбе Костюшко в Меречевщине

Память о Костюшко масштабно увековечена в Белоруссии: в Могилевской области существует поселок Костюшково, в Гродно, Жабинке, Коссово и Бресте его именем названы улицы. Также уже более десяти лет работает Костюшковский музей в Сехновицкой школе и музей-усадьба Костюшко в Меречевщине. В прошлом году общественное объединение «Таварыства беларускай мовы імя Ф. Скарыны» выступило с инициативой переименования одной из улиц Минска в честь Тадеуша Костюшко, а также установки памятников национальному герою в Минске, Бресте и на его малой родине в Коссово. 

А вот и другая сторона любви «свядомитов» к Речи Посполитой. В марте 2015 года в белорусском городе Кобрине на памятнике А.В.Суворова, разгромившего отряды повстанцев Костюшко, кто-то прикрепил табличку с таким текстом: «Я – русский оккупант! Я участвовал только в захватнических войнах. Я сжигал белорусские села, а их жителей обращал в своих рабов… Мои руки по локоть в крови ваших предков!» 

Оскверненный памятник Суворову. Фото https://twitter.com/belpartisan
Оскверненный памятник Суворову. Фото https://twitter.com/belpartisan

Словом, промывание мозгов белорусов усилиями местных «свядомитов» и стараниями представителей польской «мягкой силы» идет полным ходом. До успехов на этом поприще, достигнутых «свидомыми» Украины, «свядомым» Белоруссии еще далеко, но белорусские и польские «друзья России» складывать оружия явно не собираются. 

Владимир Капитонов, Агентство СЗК