Как «Комсомолка» партизанила в тылу врага

ЦК ВЛКСМ решил направить за линию фронта выездную редакцию из Москвы [фото, видео]

Николай ВАРСЕГОВ

НАРОД СРЕДИ БОЛОТ

Пятиклассник Саня Деменков гордо сообщил нам, что еще вчера, несмотря на дождь, ходил с пацанами в лес играть в партизан. Это не компьютерная игра. Это май 2017-го. Смоленское Приозерье.

А в 1942-м этот бескрайний лес сурово «играл в партизан» с немцами.

И «Комсомолка» тогда об этом писала. Не из Москвы. Из деревни Корево, окруженной болотами, ельником и частями вермахта, которых партизаны вывели из себя.

В этой смоленской деревне живут потомки тех, кто не спрятался в лесу, а кто в лесу воевал... Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
В этой смоленской деревне живут потомки тех, кто не спрятался в лесу, а кто в лесу воевал... Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

Отец Сашки, знатный местный краевед Игорь Деменков, родился в 20 километрах от штаба выездной редакции «Комсомольской правды», в Пржевальском, через 8 лет после войны. Многие годы спустя вернулся – тянет, родина.

Об удивительной истории бригады «КП», работавший три месяца в 1942-м в тылу врага, три с половиной года назад писали наши коллеги Александр Коц и Дмитрий Стешин. Игорь Васильевич показывал военкорам место, где работала «Комсомолка» бок о бок с партизанским штабом Никифора Коляды, Бати. Тогда здесь была стела, на ней памятная доска. Время и смоленский климат уже тогда хорошо поработали над ними.

А вот в каком состоянии была памятная доска, посвященная партизанскому отряду Бати - Коляды. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
А вот в каком состоянии была памятная доска, посвященная партизанскому отряду Бати - Коляды. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

Мы ехали обновить, подкрасить, узнать, жива ли память о тех, кто здесь словом и делом приближал победу над сильным врагом.

Евгении Калистратовне Корнеевой в 1941-м было 9 лет. Она говорит, что тогда в Кореве было 40 дворов. Из каждого ушли на войну отец и сыны. Вернулись всего трое.

Евгения Калистратовне Корнеевой было 9 лет, когда пришли немцы. 9 мая ей исполнится 85... Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
Евгения Калистратовне Корнеевой было 9 лет, когда пришли немцы. 9 мая ей исполнится 85... Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

Сейчас тут живут 26 человек. 9 мая одной из двух деревенских старушек, которые всю войну прожили в этих лесах, исполнится 85. Она помнит партизан, помнит немцев, а наших старших товарищей помнить не может – жила тогда в деревне по соседству. Рассказывая о своей жизни, начинает плакать.

Жизнь эта радости принесла немного.

Конечно, в деревнях среди болот помнят героев войны. Только сами деревни теряют людей и дома. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
Конечно, в деревнях среди болот помнят героев войны. Только сами деревни теряют людей и дома. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

ВРЕМЯ-ТАРАН

Дом, где редактор выездной «Комсомолки», 23-летний Карл Непомнящий расположил свой маленький, но боевой коллектив, не сохранился – да и сама деревня, как кажется, сохраняется едва-едва.

Обветшалая стела перед старым, но еще крепким на вид деревенским бревенчатым клубом под ударами времени разрушалась медленно, но верно. Пришлось разобрать прежнюю и сложить новую, кирпичную, со звездой и постаментом, обитым нержавейкой – память не должна ржаветь.

Директор клуба, она же зав.библиотекой, она же учитель начальных классов (на всю деревню 3 ученика) Наталья Родионова открывает скрипучие двери. В Кореве книги про войну не востребованы. Берут детективы Донцовой и женские любовные романы. Мы привезли в подарок многотомную поэтическую коллекцию «Комсомолки». Спрашиваем: «Найдется ли читатель такой литературы?». Наталья смущается.

Завклубом и библиотекой Наталья Родионова и краевед-исследователь Игорь Деменков нашли новую для себя информацию на памятной доске. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
Завклубом и библиотекой Наталья Родионова и краевед-исследователь Игорь Деменков нашли новую для себя информацию на памятной доске. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

В большой клубной комнате за стеной пианино «Фантазия», оставленное «летними» дачниками. Пианино расстроено, да и играть в деревне некому. А когда последний раз «крутили кино» завклубом, приехавшая сюда в 93-м после педучилища, уже и не вспомнит…

На пианино «Фантазия» Илья Родионов играть не умеет. Научится ли когда нибудь? Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
На пианино «Фантазия» Илья Родионов играть не умеет. Научится ли когда нибудь? Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

Но в партизанском краю про партизан и про тех, кто здесь писал об их подвигах и звал к сопротивлению оккупантам, не забыли. В Демидовском районе, конечно же не зная, что нагрянут гости из Москвы, изготовили две новые памятные доски для новой стелы – и собирались их торжественно водрузить как раз к Дню Победы.

Ну, а мы свою, посовещавшись с местным активом, решили установить прямо у дверей – пойдет человек в библиотеку, бросит взгляд, остановится на секунду, прочтет. Может, помянет добрым словом.

В Кореве всего три школьника, и они впервые узнали детали о героизме столичных журналистов в их краях. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
В Кореве всего три школьника, и они впервые узнали детали о героизме столичных журналистов в их краях. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

У крыльца посадили две березки. Сашка Деменков и Илья Родионов – сыновья наших проводников в мир истории – нам помогали.

Обозреватель «КП» Николай Варсегов сажает березу с пятилклассником Сашей Деменковым, который играет не в гаджеты, а в партизан на месте, где когда-то работала выездная редакция. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
Обозреватель «КП» Николай Варсегов сажает березу с пятилклассником Сашей Деменковым, который играет не в гаджеты, а в партизан на месте, где когда-то работала выездная редакция. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

ЭТОТ ДЕНЬ ПОБЕДЫ...

А наутро с зам.главою муниципального образования Демидовского района Татьяной Крапивиной и директором музея Партизанской славы Ириной Майоровой собрали почти всю деревню Корево, чтобы вспомнить, что были отважные люди, сражавшиеся словом, приближавшие победу, как могли. Звучали удивительные воспоминания комсомолки-партизанки, нашего корректора и машинистки Любы Федоровой – военного романтика, не боявшуюся умереть за идею.

В руках директора музея Партизанской славы Ирины Майоровой - подарок от «Комсомолки», за ее спиной - мини-экспозиция, посвященная работе «Комсомольской правды» на Смоленщине летом и осенью 1942 года. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
В руках директора музея Партизанской славы Ирины Майоровой - подарок от «Комсомолки», за ее спиной - мини-экспозиция, посвященная работе «Комсомольской правды» на Смоленщине летом и осенью 1942 года. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

Мы с коревцами возложили цветы. Спели «День победы». Три ученика вместе с Натальей Родионовой пошли готовить уроки, а мы заглянули к 88-летней Евгении Ильиничне Федоровой, чтобы поздравить с наступающим праздником.

Ее сын, бизнесмен-строитель, метрах в ста от клуба-библиотеки сделал каскад прудов со сказочным городком, водяной мельницей и призывами содержать дом, в котором мы живем, в чистоте. Удивительно радостный уголок в не самом позитивном уголке Смоленщины. Правда, безлюдный сейчас, в мае. Федорова-старшая одна в старом доме, сын приезжает на выходные.

Евгения Ильинична вспомнила, как немцы, когда появились в первый раз, заходили во двор и бросали кур в мешки. А потом началась партизанская война и стали гореть деревни… А потом пришли наши и вернулись люди из лесов.

25 тысяч человек жило в районе после войны. Сейчас чуть более 11 тысяч…

Но почему-то хочется верить, что, когда через несколько лет мы сюда вернемся, деревню Корево не сотрет с карты неумолимое время, и мы прочтем у входа в клуб «Здесь в 1942-м работала выездная редакция «Комсомолки»…

Те, кто придут в этот сельский клуб, могут задержаться у дверей, чтобы узнать - здесь выходила "Комсомольская правда" даже когда кругом были фашисты. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
Те, кто придут в этот сельский клуб, могут задержаться у дверей, чтобы узнать - здесь выходила "Комсомольская правда" даже когда кругом были фашисты. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

ВЫЕЗДНАЯ РЕДАКЦИЯ «КП»

Карл Непомнящий – редактор, военкор «КП»;

Любовь Федорова - ответственный секретарь, машинистка, корректор;

Алексей Николаев – наборщик, метранпаж, печатник;

Леонид Коробов – прикомандированный военкор «Правды»;

Лидия Бакашова – корреспондент ТАСС;

Михаил Платошкин – прикомандированный писатель;

Н. П. Матвеев – водитель редакционной машины.

Ответственный секретарь и корректор Люба Федорова (справа) и наборщик Алексей Николаев. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
Ответственный секретарь и корректор Люба Федорова (справа) и наборщик Алексей Николаев. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

НАША СПРАВКА

За линию фронта конным обозом переправили более 2 тонн газетной бумаги и печатный станок. Первый номер газеты «малютки» (размером с листовку) вышел 12 августа 1942 года тиражом 100 экземпляров. За три месяца работы отпечатано 12 номеров газеты и пять специальных выпусков общим тиражом 33 тысяч экземпляров, которые подпольщики смогли распространить по всей области.

Именно на этом типографском станке, который через линию фронта переправили в деревню Коряво с Большой земли конным обозом, отпечатали 12 номеров и 5 спецвыпусков «Комсомолки» общим тиражом 33 тысячи экземпляров. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
Именно на этом типографском станке, который через линию фронта переправили в деревню Коряво с Большой земли конным обозом, отпечатали 12 номеров и 5 спецвыпусков «Комсомолки» общим тиражом 33 тысячи экземпляров. Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Всей правды о воевавших в смоленских лесах мы не знаем

В сталинские времена о партизанском движении на Смоленщине старались широко и громко не говорить.

Этот пласт военной истории отчасти утрачен, отчасти, как полагают смоленские краеведы, он засекречен и до сих пор.

Главная и трагическая фигура партизанского сопротивления на Смоленщине Никифор Захарович Коляда – 50-летний командир партизанского соединения.

По одним воспоминаниям это легендарный, дерзкий герой, погубивший немало фашистских душ и военной техники. По другим воспоминаниям человек он…, ну так скажем, неоднозначный. Осенью 1942 года был вызван в Москву, лишен всех наград, званий и приговорен к 20 годам лагерей. И это стало причиной относительного замалчивания партизанских действий в Смоленской области, ибо говорить о них без имени Коляды, все равно что писать о битвах с Наполеоном, не поминая Кутузова.

Конечно, кроме Никифора Коляды действовало на Смоленщине немало и других партизан-героев, как широко известных, так и сгинувших безымянными. Память о их подвигах ныне хранится в музее Партизанской славы в поселке Пржевальском. Директор музея Ирина Майорова, научный сотрудник Игорь Деменков, а также иные ветераны Даниловского района Смоленской области поведали нам много что любопытного о тех временах. По их рассказам мы и строим это повествование.

Итак. Июль 1941 года. Немецкий «Блицкриг» развивался практически по намеченному Гитлером плану. Бронетанковые дивизии вермахта на главном минско-московском направлении уже проутюжили Белоруссию, сломили сопротивление Красной армии под Смоленском и приближались к Москве. По воспоминаниям старожилов немцы входили в здешние населенные пункты с песнями и предвкушением их скорого парада победы на Красной площади. Но беда для немцев пришла откуда не ждали – из лесов ударили партизаны. Партизанский отряд под руководством секретаря райкома партии Михаила Шульца, состоящий из работников милиции и гражданских лиц, включая женщин, 16 июля дал первый партизанский бой гитлеровцам.

Партизаны напали на мощную вражескую колонну. Было убито 18 солдат и 2 офицера противника. Около 40 человек ранено. Уничтожено 10 единиц техники и 12 лошадей. Но и со стороны партизан, в то время еще неопытных, погибло 13 человек. 5 было ранено. Вражеское наступление было приостановлено на 8 часов.

С этого исторического дня и до осени 1943 года – до полного освобождения Смоленской области – здешние партизанские отряды постоянно наращивали свое число и не давали врагу покоя, атакуя главные пути на столицу СССР. Случилось так, что здесь на главном московском направлении в тылу врага образовалась некая партизанская республика площадью более 3000 квадратных километров под командованием вышеупомянутого Никифора Коляды по прозвищу Батя. У немцев не было сил и времени, чтобы уничтожить этого противника в своем тылу по лесам и болотам.

Фашисты, конечно, бомбили партизан с воздуха, обстреливали артиллерией, совершали карательные рейды. Но самое страшное - фашисты жестоко мстили истреблением мирного населения. За убитых немцев уничтожалась в отместку ближайшая деревня. Жителей расстреливали, дома сжигали.

- Эта месть фашистов как-то сдерживала партизанские действия? – спрашиваем у музейных работников.

- Никак не сдерживала, - отвечают они.

В партизанской республике в деревне Корево был и военный штаб, и госпиталь, и даже своя газета. Сначала она называлась «Партизан Смоленщины» под редакторством местного журналиста Григория Шеленкова.

А в августе 1942 года здесь стала работать выездная редакция «Комсомольской правды» из шести человек под руководством военкора «КП» Карла Непомнящего. Наши коллеги писали о народной войне не только для жителей здешней партизанской республики, но и для всей страны. Распространители той «Комсомолки» с риском для жизни доставляли газету как в оккупированный Смоленск, так и в Москву, то есть за линию фронта. По тем временам это была не только героическая работа, но и очень важная пропагандистская деятельность. Люди жадно, в буквальном смысле, вычитывали каждую строку с партизанского фронта, дабы быть ближе к военной правде.

23-летний Карл Непомнящий стал редактором «малютки» «Комсомолки» - размером с листовку. Он выжил в тылу фашистов, а погиб в бурлящей Чехословакии в 1968 году… Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ
23-летний Карл Непомнящий стал редактором «малютки» «Комсомолки» - размером с листовку. Он выжил в тылу фашистов, а погиб в бурлящей Чехословакии в 1968 году… Фото: Игорь ЕМЕЛЬЯНОВ

Однако же, проработала наша редакция на этом участке фронта недолго. В конце осени журналистов отозвали в Москву - вскоре после ареста Никифора Коляды. Надо думать из-за его ареста и отозвали.

Есть версия, что Никифор Захарович пострадал из-за стычки с верхушкой Смоленского обкома партии. Клеймил он, сказывают, больших партийцев за бегство из области и отказывался выполнять их указания из Москвы.

По другим версиям Коляду подозревают в жестокости к мирному населению.

Мы не беремся утверждать ни то, ни другое, не имея на сей счет необходимых документов. Скажем только, что после смерти Сталина Никифор Коляда был реабилитирован и скоро умер, потеряв в лагерях здоровье.

Как бы там не было, но роль этого человека в победе значительна. Как, впрочем, и роль всякого партизана Смоленщины, как, думаем, и роль наших коллег журналистов.

ДОСЬЕ «КП»

Никифор Коляда родился в крестьянской семье, в Харьковской губернии, в 1881 году. В Первую мировую дослужился до прапорщика. После революции встал на сторону большевиков. В 1920 году командовал стрелковой дивизией, сражался против атамана Шепеля и Петлюры. Потом был членом Военсовета партизанских отрядов Приморья и замом командующего. Закончил Дальневосточный университет, знал английский и китайский. Возглавлял приморскую милицию. В июне 1941-го подал рапорт в ЦК партии с просьбой направить его на фронт. Летом 1941-го возглавил партизанское движение на Смоленщине.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Историк Евгений Спицын: «Сталин первым начал битву с глобализмом»