Парень, который фотографирует самолёты мега-миллиардеров

Диапозитив подготовил для Вас перевод статьи Vice, опубликованной ещё в прошлом году. Мы считаем, что она будет очень интересной.

Существует такое общество – мировая элита, для которой миллиард долларов – это небольшая сумма. Миллиард долларов – это одна покупка в Кремниевой долине. Миллиард долларов – это сумма, на которую китайские промышленники строят здания для производства HiPhones или фиджет-спиннеров. Миллиард долларов – это конечно много денег, но он позволит Вам летать только на самолёте от Gulfstream или Cessna, или на каком-нибудь ещё самолёте, о котором нечего писать.

Для королей государств Персидского залива и нескольких русских олигархов слово «богатый» означает совсем другое. Эта невидимая клика миллиардеров скупает самолёты от Boeing или Airbus и украшает их ручными коврами, деревянными панелями и золотом. Это привилегированный мир, в который невозможно попасть. Конечно, если Вы не являетесь фотографом, о котором мы сегодня Вам расскажем. Его зовут Ник Глейс.

Ник Глейс
Ник Глейс

Ник сделал карьеру фотографа самолётов миллиардеров. Первоначально его обучал Ансель Адамс пейзажной фотографии, но потом Ник случайно попал в авиационную фотографию. И остался там на 30 лет и сфотографировал более 1000 самолётов.

Ник, расскажи, что тебе нравится в самолётах?

Ну, в принципе, ничего. Сами самолёты ничего не значат для меня. Я не воспринимаю их больше, чем транспортное средство. Моя основная страсть – это фотография. Я просто увидел, что интерьеры «прокаченных» самолётов позволяют вывести свой талант фотографа на новый уровень.

Что ты подразумеваешь под этим?

Я хочу сказать, когда ты садишься на эксклюзивный реактивный самолёт, ты понимаешь, что он выходит за рамки понимания обычного человека. Эксклюзивный самолёт может стать практически всем – домом, квартирой, замком. Разница лишь в том, что вы летите на нем со скоростью 800 километров в час, поэтому вес является критическим фактором. При производстве таких самолётов добиваются качества, которое возможно разглядеть только под микроскопом. Это воодушевляет меня.

Как ты попал на эту работу?

Примерно 30 лет назад я работал в фотографической компании в Бербанке в Калифорнии. Мне тогда было 27 лет, и компания под названием Tiger Air, у которой был Boeing 727-100 с эксклюзивным интерьером обратилась к нам за фотографией самолёта. Такой самолёт обычно производят один или два года и в конце требуется сделать фотографию конечного продукта. На эту задачу назначили меня.

И после этого ты стал парнем, снимающим люксовые самолёты?

Нет. Я увидел в этом отличную возможность. Поэтому я стал искать компанию, производящую такие самолёты. И нашёл Garrett AiResearch – они были одной из самых крупных компаний люксовых интерьеров в мире. Они создавали интерьеры примерно для 40 самолётов в год. Это были огромные показатели. И я пошёл в AiResearch и умолял их о работе. Вы знаете, что они ответили – а остальное история.

Ты рассказал о своём пути в эту карьеру. Но также ты сказал, что тебя не интересуют самолёты. Так что тебя тогда заинтересовало?

Деньги.

А ну да, логично. Много тебе платят?

Возможно. Суть в следующем: вы предпочли бы стать одним из миллионов свадебных фотографов или одним из трёх фотографов самолётов в мире?

Ты в индустрии уже 30 лет. Происходили ли какие-то изменения в моде люксовых самолетов за все это время?

Что случилось с авиационной промышленностью, так это то, что дизайны стали более консервативными. Богатство краткосрочно. А саудовские королевские семейные самолеты сделаны в очень деловом стиле. Я имею ввиду, что они больше похожи на BMW. Не поймите меня неправильно, они очень приятные, но в них нет таланта, который вкладывали, например, в 747-е Боинги ведущие дизайнеры в 80-х и 90-х годах.

Итак, сегодня уже не встретишь такие вещи, как раковина-джакузи?

В точку. Эта раковина сделана из морских ушек, и вы не увидите второй такой. В середине раковины вы можете увидеть кран. Если приложить руку справа – польётся холодная вода, слева – горячая вода, посередине – вода комфортной температуры. Причём этот кран выполнен из цельного куска алюминия:

Кран в раковине-джакузи
Кран в раковине-джакузи

Расскажи мне о самых богатых людях мира.

Я считаю, что мега-богатые люди мира очень хорошие люди. Они не надменные, как некоторые американские знаменитости. Например, семья Кардашян очень богата. Но по сравнению с теми богачами, с которыми я работаю, они нищие. Богатые, с которыми я имею дело, очень формальны. Они очень честные. Они знают, кто они, и знают, что все хотят стать ближе к ним. Поэтому они не стремятся обнимать незнакомцев, но и не хамят им.

Я уже говорил, что они требовательны. Но требовательны они потому, что платят за лучшее. Если что-то идёт не так и им это не нравится, вы не услышите этого от них. Вы услышите это от их представителей. И чем лучше вы выполняете то, что от Вас требуют – тем лучше к Вам относятся. Это отличает их от американских знаменитостей. Я вообще удивлен, как много сходит с рук этих знаменитостей. Они думают, что их небольшой Gulfstream делает их очень крутыми. Но они понятия не имеют, что такое «круто».

Ты говоришь это из личного опыта?

Абсолютно да. Я видел много знаменитостей.

Расскажи о самой грубой знаменитости, с которой работал.

Я не могу. Но могу рассказать о человеке, который понравился больше всего, это – Том Круз. Люди, которые управляют его самолётами – мои клиенты. И каждый раз, когда я его встречаю, он говорит: «Эй, как жизнь? Очень рад тебя видеть.». Круз честный человек, он всегда очень вежлив.

Ты получал в свой адрес критику за то, что имеешь дело с людьми, которые зарабатывают свои деньги неэтично. Как ты относишься к этому?

Я просто не обращаю на это внимания, потому что это ложь. The Telegraph опубликовали статью, в которой утверждается, что я оказывал услуги фотографа африканским диктаторам, но это просто неправда. Я не путешествую в страны, где в меня могут стрелять. Мне все равно, сколько у них денег. Я не поеду в Иран или Ирак. Даже Саудовская Аравия очень закрыта. Член королевской семьи должен одобрить мою визу, но, попав в страну, я не смогу гулять без сопровождения. Так что все в порядке. Дубай и Объединенные Эмираты сильно близки к Западу, поэтому там все проще. Но я бы не имел дело с каким-нибудь сумасшедшим диктатором.

Тебе нравится твоя работа?

Слушай, я один из самых счастливых людей, ходивших по этой планете. Я начал фотографировать в 20 лет, разочаровав этим своих родителей и до сих пор фотографирую. Я просто это люблю. Фактически, я действительно счастлив только тогда, когда фотографирую.