О мифах, очередях в детский садик, гражданском обществе и Когалыме

Как мэр Москвы прислал смс-ку

Ульяна СКОЙБЕДА

Смс-ка звякнула, когда я сидела на заседании ученого совета, среди профессоров с мировыми именами, так что не было возможности адекватно отреагировать: вскочить, завизжать от радости, подпрыгнуть до потолка или подкинуть к нему блокнот. В голове стучало только: «Так не бывает!!!»

Мне, наверное, надо представиться: ваша покорная слуга, журналистка, которую иногда даже приглашают на серьезные мероприятия, в жизни – мама трехлетнего ребенка. Который разбрасывает гречневую кашу по полу, охотится с пистолетом на кошку и... просится в детский садик. К людям!

А распрекрасная родительница, работающая по ночам, во время отпусков и по выходным, за три года так и не удосужилась записаться в очередь, в которую нормальные люди встают сразу по выходу из роддома... Отметим в скобках: да так и стоят в ней, пока не приходит пора идти в школу. С садиками в стране напряженка, свободных помещений меньше, чем нарождающихся мальчишек и девчонок, плюс у регионов не хватает средств на зарплату нянечкам и покупку горшков... ПИчалька, как говорят в интернете.

Короче, недавно я осознала свою ошибку и взяла отпуск – специально для оформления документов. Я была уверена, что дело предстоит долгое-муторное, и вовсе не надеялась на успех...

Я ошибалась!

На сайте городских услуг, куда я залезла за информацией, обнаружилась кнопочка: «Запись в детский сад».

Нет, она была и два года назад, когда мы пытались решить проблему сада в прошлый раз: по кнопочке тогда выпадал список окружных комиссий, в которые нужно было идти лично, причем по месту прописки (мы прописаны на одном конце Москвы, живем на другом), причем в рабочее время (это как водится), причем с документами.

Вздохнув, я кликнула мышкой...

«Введите номер свидетельства о рождении и желаемый номер садика», - выпала надпись.

Я удивилась: неужто наладили? Вбила данные.

«Имеете ли льготы?» – нет, не имею.

«Ваше заявление зарегистрировано и будет рассмотрено...» - ой, это что, все?!

Скорость и простота процедуры меня напугали, мне было не у кого спросить, есть ли у меня шансы, сколько детей в нашем районе (компьютер проинформировал, что я, как прописанная в другом районе, получу место только после всех)... Двое в комнате: ты и пентиум. Тетенька из окружной комиссии казалась в тот момент куда как человечней.

Но недолго длилась неизвестность.

«В ваше заявление внесены изменения, за подробностями пройдите по ссылке...» - такие сообщения спамом забили мою почту. Их было, может быть, пятнадцать за три дня, а на четвертый зазвонил телефон, и милый добрый голос сказал:

​- ​Я заведующая садиком Галина Ивановна, вам нужно принести мне...

От счастья я прослушала, что именно. Пришлось перезванивать, переспрашивать и извиняться, что прямо сейчас я прийти не могу, еду в командировку на заседание ученого совета (я же говорю, чудесная мать работает что в отпуске, что не в отпуске, есть еще такая болезнь: трудоголизм).

Другие члены моей семьи отправились на встречу с дошкольным образованием, и, едва они вышли из кабинета...

​- ​Дзыынь! - прозвучало далеко-далеко, на другом конце страны, посреди ученого совета.

На экране телефона высветилось:

«Вашему ребенку предоставлено место в ГБОУ СОШ ****. Ваш мэр, Сергей Собянин».

Всего потребовались пятнадцать минут за компьютером, три дня ожидания и две бумажки.

НЕОБХОДИМЫЙ ПОСТСКРИПТУМ ДЛЯ НЕВЕРУЮЩИХ

Сразу после восторженного статуса в соцсетях на меня обрушились скептики. Писали многодетные из Якутска, которые стоят на очереди шеститысячными, писали москвичи с Рязанского проспекта, четвертые уже четвертый год. Писали конспирологи, уверенные: фамилия «Скойбеда» стоит у власти на особом контроле, я пользуюсь привилегией скандальности, как раньше пользовались привилегиями секретари обкомов и комсомольские вожаки.

Слабые попытки доказать, что я живу как все – например, как все, не могу записать детей ко врачам-специалистам (из-за количества врачей, неадекватного количеству больных), – действия не возымели.

Меня не слышат? Это минус.

Придется рассказать другую историю, как я закрасила надписи на психбольнице на улице 8 марта.

Номер раз: сфотографировала изгаженный забор работы Врубеля (он был одним из пациентов). Номер два: отправила фото на московский городской портал, созданный для таких вот неравнодушных граждан. Тут же получила ответ, что обратилась не по адресу, но мой сигнал-де перенаправлен в мэрию...

Рабочие с ведрами прибежали и закрасили надписи тут же, причем в процессе фотографировали себя и эти фотографии выслали мне на почту, вместе с официальным письмом главы управы (мол, вот как мы реагируем на ваш сигнал!).

Честно говоря, мне было приятно. Я чувствовала себя гражданским обществом.

Смысл спича — жизнь-то в Москве изменилась. Электронная запись в школу или к педиатру в поликлинике уже не удивляет, учителя до писка боятся письменных жалоб от родителей (потому что их за эти жалобы могут уволить ), а недавно я обнаружила на свежепостроенной станции метро в моем районе лифт. Теперь не надо идти по лестнице с коляской: прикладываешь к двери проездной (поездка не списывается), спускаешься в переход...

И все работает! И в лифте очень чисто. И все это напоминает... город Когалым, в котором я была сразу после назначения Собянина мэром Москвы (кто не знает, Когалымом наш градоначальник рулил в 90-е). Там были идеально отремонтированные здания, потрясающий уровень социальной защиты инвалидов и памятники работы Церетели под северным серым небом.

Конечно, идеала нет, проблемы в стране очевидны, и здравоохранение – первая из них. А вторая — неравномерность распределения благ, когда Москва ездит по мраморным станциям на лифтах, а заснеженный поселок в Коми сидит в тайге на печном отоплении.

Да и в Москве есть над чем работать, как следует из писем читателей-родителей...

И все же

​...​

спасибо, Сергей Семенович.​

И не только за смс. ​

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Красное вино помогает забеременеть