дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Вирус нетерпимости и ножи для «Эха Москвы»

28 October 2017


Человек с улицы в московской редакции ударил ножом женщину. Но в бесчисленных комментариях «эксперты» акцентируют внимание на то, что она, прежде всего, оппозиционерка, либералка, госдеповка… Пишут, что «сама напросилась». Неужели её общественно-политический статус в такой жуткой ситуации обращает на себя больше внимания, чем сам факт: мужчина, пусть и безумный, пытается убить беззащитную женщину? И без всякой политики! На сексуально-шизофренической почве.

Защитить Татьяну Фельгенгауэр от психа не смогли, теперь надо защищать её от нападок неадекватных людей в интернете. Но гораздо печальнее, что защищать надо не только Татьяну - всех нас друг от друга. От вируса нетерпимости. Кровавая история на «Эхо Москвы» лишний раз об этом напомнила.

Мы машем шашками не только ради побед, часто - в целях самоутверждения. Этот вирус неполноценности, конечно, в той или иной степени живёт во многих людях из любой страны. В сложные исторические периоды он выплёскивается на всё общество, выскакивает как джин из бутылки.

Таким моментом для нашей страны стала Октябрьская революция, которая резко повысила градус нетерпимости. Брат пошёл на брата, «белые» на «красных», казаки, матросы, солдаты, крестьяне – и пошло-поехало. После Гражданской войны началась борьба с троцкистами, потом – с бухаринцами. После пришёл 1937 год, затем «врачи-вредители», сионисты… Сплошные разломы в обществе!

Хрущёв градус нетерпимости существенно снизил. Брежнев позволил обществу и вовсе впасть в безмятежность (как потом оказалось убийственную для соцстраны). Раны зарубцовывались.

Перестройка, реформы, противостояние президента и Верховного Совета РФ, кавказские войны радикально переместили пласты в обществе, да ещё так, что разломы одновременно пошли по политическим, экономическим, этническим, религиозным, нравственным залежам. Общество, конечно, с трудом устояло. Здоровым оно быть не может. Потому и удар ножом женщину в центре Москвы мы воспринимаем как эпизод продолжающегося в обществе «дискурса». С врагами иначе нельзя! «Враги» в долгу не остаются. Они настаивают: пропагандисты типа Соловьёва во всём виноваты, травят людей! Потому, мол, и Ксения Ларина, вслед за Юлией Латыниной, вынуждена иммигрировать за рубеж.

Конечно, так жить нельзя. Надо между людьми выстраивать диалог. Шашками махать научились, теперь следует учиться борьбе идей. Что построено на принуждении, то быстро разваливается.

Как быть? Общество-то само готово отказаться от революционного мышления, перейти к эволюции? Как отказаться от схемы, по которой живут в стране 5%, а остальные выживают? И как между собой эти проценты договорятся? А как убедить верхи вкладывать деньги не в заграничную недвижимость, олимпийские и футбольные объекты, а в образование, медицину, культуру, в рабочие места?

Вместо очередной легенды о «спонсоре Октябрьской революции Парвусе», которую федеральное ТВ нам собирается показать в дни 100-летия петроградского переворота, полезнее верхам было бы другое кино: о русском бунте, бессмысленном и беспощадном. И после него – не дай бог! - опять пойдут разломы, брат на брата… И всё опять повторится сначала. Зачем?