Ключ к памяти

Над нашими головами мечутся флаги в бездонной синеве чистого неба. Справа меня подпирает плечо Коляна, слева Настя крепко сжимает мою ладонь.

— Долой коррупционеров! Пошли вон из хором!

Позади раздаются крики и тяжёлое дыхание людей с пустыми лицами, впереди — кордон ОМОНа, за ним здание областного правительства. Мы пришли сюда, чтобы заявить о своём недовольстве ворами у власти. В этот раз чинуши зашли слишком далеко. По крайней мере, так должен подумать каждый, увидевший реющие над толпой стяги с надписями вроде «ВЕРНИТЕ ДЕНЬГИ НАРОДУ!» и «ВРЕМЯ ЖИТЬ, А НЕ ВЫЖИВАТЬ!»

А на деле Колян пришел сюда развеять скуку навеянную поглощением десятков смузи, посещениями барбер-шопов и прочего хипстерского дерьма. Настя — за компанию со мной. А я позвал её сюда из-за того что в подписках ВК у неё куча всякой окололиберальной муры. Ей понравится человек, который ходит на митинги и борется за права народа. А человек, который ей понравится, с большей вероятностью сможет её оттрахать, даже если ему совершенно поебать на права народа. Как сказал один умный человек, толпы собирают чтобы одни ублюдки могли погрозить другим ублюдкам.

Но вот почему из вчерашней клубной компании я выбрал именно Настю, а не Катю или Олю, с которыми общий язык было бы найти куда проще? Мои самокопания прерывает движение стены ОМОНовцев нам навстречу. Я чувствую, как плечо Коляна сдвигается вперёд и…

Синее небо над головой. Тонкая рука в моей ладони. И запах опасности — ключ к памяти.

* * *

Десять лет назад девушки были для меня чем-то большим, чем задачкой по практической психологии, решение которой поможет скрасить ночь.

Первая появилась у меня незадолго до выпуска, и я был счастлив так, как никогда не был до этого. Примерно мне по плечо, начитанная, умная. Она легко справлялась с трудностями и всегда была готова помочь преодолеть их мне и другим. Идеал, если не считать одной детали — она меня не любила.

— Пойдём на крышу, — шепчу я, отодвигая светлые волосы от её уха.
— Ты что, замок сломал?
— Лучше. Пойдём давай.

Я увожу её от шумной компании выше и выше по ступенькам, по перекладинам лестницы к люку, открываю замок украденным у завхоза ключом, и мы оказываемся под бескрайним синим небом. Ася давно хотела сюда попасть. Бегом бросившись к краю, она усаживается и по-детски болтает ногами.

— Иди сюда, давай. — она подкрепляет слова требовательным взглядом. Пока я иду к ней, голову заполняют тяжёлые мысли. Именно. Я просто средство для самоудовлетворения, замена другому. Полезная замена, готовая прибежать по первому зову. Но понимание не даёт... ничего.

— Да, да… — я сажусь на край.
— Ты всё-таки нашёл ключ, спасибо.
— Ага. Ася, а ты куда документы подала?
— В Москву.
— А ты помнишь, куда я хотел поступать?
— Что-то говорил вроде, не помню, если честно.
— Я в Питер поступать хотел, мечта детства. Вот, думаю, куда документы подавать. Могу и с тобой в Москву ломанутся, если хочешь.
— Как хочешь, — ответ, данный после короткой паузы, выбил из меня воздух. Несколько долгих секунд я боролся с желанием наклониться вперед, оттолкнуться от края и умереть. Ася сменила тему, продолжала говорить что-то, но я не слышал. Просто поднялся и молча ушел.

На следующий день я уже ехал в Питер, оставив золотые волосы и глаза цвета неба позади.

* * *

Каждая из моих девушек в Питере была миниатюрной блондинкой. Характер не имел значения, в темноте я видел в каждой Асю. Она преследовала меня по ночам и пряталась днём, чтобы вечером заманчиво подмигнуть с лица очередной цели. От которой я трусливо сбегу следующим утром.

Заметив эту закономерность, я решил вырваться из порочного золотого круга и принялся ухаживать за высокой и черноволосой Настей, совсем не похожей на мою первую любовь. И теперь с усмешкой смотрю на приближающийся ряд чёрных масок. Надеюсь, Настя не бревно и оно того стоит. Толпа испуганно подалась назад, и мы вместе с ней. Кроме Коляна. Этот остался на месте.

— Колян, ты чего, пойдём, они ж тебя поломают! — я попытался достучаться до чувства самосохранения друга, но безуспешно. Будто в замедленной съёмке я наблюдал, как один из ОМОНовцев выдвигается из толпы, чтобы скрутить бунтаря, но получает удар с вертушки в лицо: Николай несколько нетипичный хипстер, чёрный пояс по карате делает его весьма опасным, но не спасает от дубинки под дых. Стражи порядка остро реагируют на нападение и начинают поливать толпу резиновыми пулями.

— Бежим! — кричу я и тяну девушку за собой, но Настя и так готова сейчас пойти со мной куда угодно. Люди бегут, спасаясь от выстрелов в спину и бросая свои знамёна на асфальт. Площадь быстро пустеет. Но мы уже не видим этого, скрывшись в лабиринте узких улочек.

Я не помню, как мы добрались до дома: в памяти остались только тёмные Настины волосы, светлеющие прямо в моих руках и небесная синева, прорезающаяся в её карих глазах. И то, как её лицо превращалось в лицо Аси, и она, будто издеваясь, шептала мне на ухо.

«Да… Ещё. Здесь. Сильнее»

— Нет! — девушка, испуганно вскрикнув, отлетает к стене. Золото покидает ее волосы и наваждение уходит.
— Ты что делаешь?! Ебанутый!

Быстро одевшись, Настя вылетает за порог, распахнув дверь. Я падаю на кровать и глубоко дышу, тщетно пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце.
Оглушительный шепот нарушает повисшую тишину.

— Привет, — всё то же небо в глазах. Те же волосы. Та же улыбка изловившей мышку кошки. — Ну и бардак тут у тебя, надо всё прибрать. Водишь баб всяких, а ещё писал, что без меня не можешь, врунишка. Ну ничего, я тут…

Мои руки кольцом смыкаются на горле ненавистного наваждения. Я покончу с этим. Удар об стену: сегодня я уничтожу порождение собственной мании. Она ничего не весит в моих руках, но отбивается яростно. Мы вылетаем на балкон и я перекидываю тварь через перила, падаю на бетонный пол и под её затихающий крик постепенно успокаиваюсь.

— Я?.. Наконец… Наконец.

Преодолевая головокружение, нахожу на кровати забытые дома сигареты и телефон. У меня не получается заполнить возникшую внутри бездну сигаретным дымом. Я читаю последнее сообщение в личке:

«Привет, я завтра в Питер приеду в четыре. Помню приглашение заежать в любое время, так что приду в гости. Надеюсь, к тому времени ты увидишь это сообщение и выгонишь своих баб. Твоя Ася».

В отдалении раздаётся вой сирен скорой, и мой взгляд поднимается от телефона в руках к бездонному небу над головой.

Я боюсь взглянуть вниз, потому что знаю: там, на асфальте, окружённое толпой, лежит изломанное тело человека, который заполнял пустоту внутри меня.