О том, как мы приютили Малыша

— Посмотри налево, там, на тротуаре, котенок — кивнул в сторону тротуара муж, не отрывая взгляда от дороги и понемногу притормаживая.

— Где? — я завертела головой и, как всегда, ничего не увидела.

Мы проезжали нежилые кварталы. Неподалеку находилась стоянка, какие-то каменные заборы, ограждающие небольшие предприятия и большой участок, поросший деревьями. Хотя неподалеку кипела бурная жизнь. Высотные здания, масса народу на остановках, ждущих троллейбусов и автобусов, оживленное движение, перемигивание светофоров — все приметы большого города были налицо.

Тем временем муж развернулся и подъехал к тому месту, где понуро опустив голову вниз, столбиком, посреди тротуара, сидел небольшой черный котенок. Он не смотрел по сторонам и, похоже, уже ничего не ждал от жизни. Поблизости никого не было. Когда я стала медленно подходить к нему, он неожиданно подпрыгнул и бросился в молодую поросль, плотно окружавшую ствол, росшего неподалеку дерева. Лезть за ним я не стала, просто присела и протянула в его сторону руки.

Вышел он почти сразу. Когда я его подняла, то поразилась его взгляду. Безысходность и какая-то покорность судьбе словно резанула по сердцу.

— Забирайте, — как будто издалека донесся голос. Мимо проходил мужчина с огромным псом на поводке. — Давно здесь сидит. Брошенный.

Трое суток Малыш (так мы назвали это странное существо) спал преимущественно у меня на груди, плотно прижавшись к шее. Все никак не мог согреться. Выкупанный и накормленный, он часто сидел на подоконнике и смотрел на улицу, где разгулявшийся ветер срывал пожелтевшие листья с деревьев и усиленно дул в лицо прохожим.

Резко похолодало, почти все время шел дождь. Наступила осень. По ночам раздавался лай собак, бегавших по округе. Думать о том, что случилось бы на улице с изголодавшимся и изможденным котенком, не хотелось.

Черные котята чаще других оказываются на улице. Не миновал этой печальной участи и Малыш. Как он жил раньше — так навсегда и останется тайной.

Но некоторые неприглядные детали из прошлой жизни все же были заметны. Черная пушистая шерстка не скрывала искривление позвоночника. Правда, это можно было увидеть, лишь когда он усаживался определенным образом, неловко отставляя правую заднюю лапку. Толи это изъян, доставшийся ему при рождении, то ли последствия чьего-то «воспитания». Но он не хромал и довольно быстро бегал. Ветеринар особых замечаний по этому поводу не сделал. Однако координация движений у него была все же нарушена. В пылу яростных скачек за маленьким мячиком, он врезался в стены и мебель и делал это с завидным постоянством, поэтому такие игры мы стали резко сокращать, перешли на бантики и «грызалки» — небольшие деревянные палочки, которые котенок с удовольствием кусал и сильно сжимал зубами.

А в общем, Малыш рос веселым и интересным котенком. Первое, что он сделал, появившись в нашей квартире — это вытащил упавшие за диван наушники, которые мы пытались безуспешно достать. С пыхтением и частыми остановками он «доставил» их на середину комнаты и посмотрел нам в глаза: «Забирайте!»

Вдобавок у Малыша оказалось гипертрофированное чувство собственного достоинства. Он очень не любил, когда над ним смеялись, и начинал буквально наскакивать на ноги. Со временем это почти прошло, но любую усмешку в свой адрес до сих пор воспринимает болезненно — может резко ударить лапой, хорошо, что хоть когти не выпускает.

Чуть позже проявилась еще одна его странность. Он вполне профессионально наматывал толстые нитки не только на ножки стульев, причем переплетая их между собой, но и на любой предмет, который представлял для него интерес. Мы не поощряли, но и не запрещали ему это делать до тех пор, пока он не решил попробовать нитки на вкус. Перспектива ожидания результатов съеденного нас не обрадовала. И с тех пор он играется ими только под нашим надзором и клубков в своем распоряжении уже не имеет.

Когда наступило время весенней линьки, в квартире появилось много шерстинок, причем обнаружить их можно было практически повсюду. Встал вопрос о стрижке. Испугал тот факт, что некоторых своенравных котов можно подстричь только под наркозом. Но дело в том, что наш именно такой. Пришлось стричь самостоятельно, чтобы у Малыша не случилось стресса. Живот подстригала ножницами, а все остальное — машинкой. Вот только привести в порядок причинное место не дал, так и бегает с пуком шерсти под хвостом. Ну, раз ему так спокойнее, то пусть. Шерсти все равно в квартире уже нет, воздух стал чистым.

О том как он выпал у нас из окна глухой ночью, и его гоняли по улице загулявшие коты, а позже еще и собака, можно рассказывать долго. Всю ночь мы не спали и пытались его отыскать. Но на рассвете он сам пришел под окно и был стремительно водворен на место...