Как найти предка. Продолжение№10

22.10.2017

Рождение Анастасия.
Рождение Анастасия.

Мои прадедушка и прабабушка по линии мамы через её отца – Анастасий Якубович (Яковлевич) и Антонелла (Антонина) Михайловна Дембинские прожили в браке 46 лет. Бракосочетались они в 6 февраля 1866 г., причем брачная анкета заполнялась дважды – один раз 2 февраля в Ландскоронском костёле, а другой – в Посиньском костёле. В ней молодые оказались на 2 года старше: Анастасию в Ландскороне было 30 лет (2 февраля), в Посине – 28 лет (6 февраля). Надо сказать, что, записываясь в книгу брачных обысков в Ландско -ронском костёле, Антонелла указала, что живёт в корчме Чернявский, а в Посинь -ском костёле, - что в имении Рудня. Надо сказать, что в анкете Ландскоронской у неё в свидетелях был «Герман Камински». Скорее всего, это был её брат - сын Михаила и Аполонии, который изначально звался Герменолильд?

Отец невесты – Михаил Каминский – был дворянином, но женился на крестьянке. Скорее всего, поэтому к моменту росписи и Антонелла, и её жених Анастасий были неграмотны. В брачной анкете за них расписывался Пётр Бейнарович.

Факт двукратной записи в брачной анкете не смогли объяснить на ВГД-сайте.

Продолжая поиск, я обнаружил запись о рождении Анастасия. 9 марта 1838 года родился в Рубанково Посиньской волости Люцинского уезда Витебской губернии. Родители Якуб и Аполония (из Ярмолов) Дубовики. Восприемники – Иосиф Чернявский и Элеонора (не понятно). Присутствовали Игнатий Долгий и Розалия Чернявская. Так я впервые обнаружил смену фамилии у моих предков! Куда я только не обращался! Но первоисточники – ни НИАБ, ни ГИАЛ – причину этого назвать не смогли! Произошла смена фамилии, примерно, году в 1850 –м. Переход от фамилии Дубовик и фамилии Дембинский был вызван настойчивым решением идентифицировать себя в качестве поляков. Известно, что польское слово «dąb» означает по-русски «дуб».

В метрических книгах «Церквей и приходов Лаудерских» за 1776-1819 гг. я нашёл около 20 имён взрослых Дубовиков и около 20 имен рождённых детей. Довольно быстро все Дубовики превратились в Дембинских. Ближе к 60-м годам я Дубовиков не встречал.

Жена Анастасия – Антонелла – родилась 20 августа 1843 г. в имении Рудня. Родители «известные Михал и Аполония Камински». Восприемники – Станислав Павловский и Барбара Масловская. У крестьян в метрических книгах писалось – «крестьяне». Здесь написано «известные». Дочь была старшей в семье, которая, по моим данным, состояла из 8 детей. Её отец родился, примерно в 1087 г., а умер в 1878 г. на станции Корсовка. Он был старше на 15 лет Аполонии, которая умерла в 1885 г.

Мой прапрадед Якуб (Яков) родился в 80-х годах 18 века, а умер 28 марта 1847 года. В записи о смерти, выполненной на польском языке, сказано: «Умер в деревне Дубовики Якуб сын Франциска от воспаления. Крестья -нин лет 60, оставил жену Аполонию, детей – Казимира, Анастасия и Аполинарию». Интересно, что Якуб у многих был восприемником и пору - чителем, но самый любопытный факт – это поручитель на свадьбе 83-летнего Теодора Митрофчёнка и 70-летней Репины Парчвил!

Его жена Аполония (девичья фамилия Пшицка) умерла в Рубанково в воз -расте 79 лет от старости. «Оставила сыновей: Казимира и Анастасия». Похоронена 16 ноября на Посиньском кладбище.

Якуба и Аполонии, на сколько мне известно, было 9 детей: Ева, Пракседа, Ангела, Петр, Константин, Аполинария (Паулина), Казимир, Анастасий, Александр

В конце 2014 года на мой адрес пришло электронное письмо их Канады от Андрея Цибули. Он был правнуком человека, который служил батраком у Дембинский в Рубанково. Андрей переслал мне записи, сделанные его дедом по рассказам прадеда. Это был очень ценный материал. Новый человек мог пролить свет на человеческие качества моих предков!

Вот фрагменты повести Александра Литвина, присланной Андреем Цибулей.

«Попасть в фольварк Рубанково было хлопотно. От местечка Посинь всего 3 версты, но окружено было болотами, по которому проложены клади и про -ходили две гнилые речки. В болоте было много змей. Попасть с другой стороны через реку Синюху было кружнее. И кладки были высокими - полторы сажени над уровнем воды. По тем кладкам особенно женщины не могли ходить, так как они были не шире аршина и у проходящего всегда кружилась голова и, казалось, что кладки или бегут, или падают! С третьей стороны, со стороны Залесья была проезжая дорога, но ещё дальше - более 8 вёрст.

Дембинские нашли Александру жену у Кигитовичей в д. Хорошево. Дали на свадьбу денег…Александр продолжал служить в Рубанково. У хозяев со своей работой успешно справлялся».

«На его обязанности лежало всё: в зимнее время корм скота, выработка то -вара, а в праздничные дни также нужно было ехать с хозяином или его доче -рями кучером в костёл и в гости, а по возвращении ночи не спал пока накормит скот, напоит и везде всё осмотрит. Должен был ещё напилить льда и набить 3-4 ледника.

Весной на его обязанностях лежала опашка полей и выработка сыромятя, а ночью быть с лошадьми в поле, так как одних лошадей пустить было невоз - можно - кругом леса и болота и множество живущих там волков.

В летнее время должен был скосить 2 раза луг и ездить по ярмаркам – про -дать товар.

При наступлении осени его обязанность была убрать поля, т.е. скосить как ржаной, так и яровой хлеб, и вдвоём с работницей вручную или с лошадьми измолоть весь хлеб.

Александру хозяева прибавили жалования - с получаемых ранее 25 рублей в год стали платить 35 рублей. Александр был доволен жизнью и благодарен хозя -евам».

«Договор с Александром на новый год остался в старом положении. Тогда Алексансядр дождался весны и в силу окончательного раздела молодых хозяев и своей нужды взял расчёт и решил испытать счастья, идти в бурлаки. Алек -

сандр поработал бурлаком, но денег не хватало. Пошёл на кирпичные заводы, но там совсем не повезло, заболел и больным приехал домой. Пошёл опять в Рубанково в батраки к старшему брату Дембинскому, который после раздела не оставил, а продолжал выработку кожевенного товара и нуждался в Алек –

сандре. Хозяин согласился в год платить 45 рублей и давать товара ежегодно на сапоги каждому члену семьи по одной паре и 5 фунтов шерсти.

Александр схоронил своего хозяина Казимира Дембинского, с которым так долго находился, и остался у нового хозяина».