«Здесь мертвецы под сводом спят» А. Брэдли

01.11.2017

«Она уже преподала мне урок: никогда нельзя недооценивать старую женщину – и старую кровь».

Я не верю в неизменность судьбы, но при этом верю в одну простую чудесную вещь:

Книги всегда приходят именно тогда, когда они нужны

С самыми нужными мыслями.

И шестая книга из серии про Флавию стала именно такой, она пришла так вовремя, вместе с очень важной, греющей душу, мыслью.

Все когда-нибудь заканчивается. Но за концом всегда следует начало.

***

Эту книгу очень трудно оценить.

(Вы ведь не даете оценки своим друзьям?)

Конечно, я поставила книге пять звезд, но, по моим ощущениям, она заслуживает гораздо, гораздо большего.

Я уже говорила, как близок мне персонаж Флавии, и в этой книге он близок мне как никогда раньше.

Иногда, во время чтения, сложно было понять, слова ли это Флавии или мои медленно текущие мысли.

***

Хотя действие произведения происходит в апреле, первые 2/3 книги очень осенние и почему-то напоминают тяжелые пыльные портьеры, хотя читается книга очень легко и приятно.

В этой книге призрак Харриет (покойной матери Флавии) буквально материализуется и становится главным участником происходящих в Букшоу событий.

Вся история завязывается вокруг Харриет прошлой и настоящей, Харриет в лице Флавии.

Здесь еще острее становится проблема семьи и разногласий внутри нее, а обостряется она во многом благодаря появлению в Букшоу темной части де Люсов и тому, что мы вместе с Флавией узнаем со старой кинопленки.

В произведении нет ярко-выраженной, как это обычно бывает, детективной линии и главную роль здесь действительно играет семья де Люсов, вокруг которой так много тайн и загадок.

«Семья - это поистине тихий омут, и мне еще только предстоит выяснить, какие щуки плавают в глубине моего собственного омута».

И ближе к концу наступает весна.

В «коллекции» де Люсов становится на одну загадку меньше, но что значит одна разгаданная тайна, когда неразгаданных – целый омут, который Флавии предстоит переплыть на старой лодке вместе с тетушкой Фелисити.

История невероятно приятная и притягательная, а последнее, что я запомнила, прежде чем окончательно и бесповоротно влюбиться в нее – упоминание моих любимых импрессионистов.

Оливковая роща в саду Морено, 1884 , Клод Моне
Оливковая роща в саду Морено, 1884 , Клод Моне

И все.

Edmund Charles Tarbell  "Summer Breeze"
Edmund Charles Tarbell "Summer Breeze"

Дальше только водоворот весны, солнца и особого литературного счастья.

Артур Хакер
Артур Хакер