Благотворительность в XXI веке: говорить или помогать молча?

Россия занимает 124 место из 140 по степени вовлеченности граждан в благотворительность. Такие цифры вовсе не givesushope. В Include решили посетить баттл на тему благотворительности в «Штабе» и понять, что творится на самом деле.

Публичность vs. скрытость

На сегодняшний день баттлы популярны как никогда. Баттлят все: от политиков до YouTube-блогеров. Данный формат является одним из основных способов донесения информации, который легко находит своего зрителя. Не удивительно, что «Живой баттл» в «Штабе» также стремительно набирает популярность.

Повесткой дня в этот раз стала благотворительность и вопрос о том, должна она быть скрытой или же публичной. Аудитория собралась разная: от студентов и волонтеров, до депутатов и руководителей благотворительных компаний разного уровня. Оппонентами были Дамир Фаттахов, координатор программы «Добрая Казань», считавший, что легкая публичность не помешает доброму делу, и Светлана Барышева, директор благотворительного фонда «Махеевъ», выступавшая с позицией о благотворительности, как о внутреннем деле компании.

Баттл разделен на три раунда. В начале каждого ведущий задавал вопросы, основополагающие для раунда, и представлял видео или презентации на заданную в рамках вопросов тематику. Оппонентам давали 4 минуты, чтобы «выгрести камушки из своего огорода», то есть ответить на каверзный вопрос ведущего. Кроме того, после вопросов экспертам также дается 2 минуты на выдвижение собственной точки зрения.

Еще в самом начале баттла спикеры сообщили, что могли бы поставить суть баттла под вопрос, и так как они являются представителями одной сферы деятельности, чьи цели исключительно благие, то оппонентами они друг друга не считают. После этого формат мероприятия начал постепенно терять свою былую форму. Зал стал оживлённее, эксперты и оппоненты начали свободно выходить за временные рамки.

По мере развития баттла (если этот термин все еще приемлем) обсуждались основные проблемы благотворительности и причины, по которым люди не стремятся интегрироваться в подобную деятельность. Такими являются низкие доходы граждан (но это тема для отдельного обсуждения), недоверие со стороны потенциальных инвесторов (обычных людей) и их же инфантильность.

Статистические данные, предоставленные зрителям, только доказывали это. Большая часть опрошенных готова заниматься меценатством, если им не придется проявлять излишнюю инициативность. Для этого благотворительные организации предоставляют максимально доступные и неприхотливые способы помочь: акции в торговых центрах, пожертвования при покупке товаров, банки с мелочью в магазинах. Но были также респонденты, которые высказали недоверие к благотворительным компаниям.

Публичность и открытость, а также реклама и легкий пиар, безусловно, больше помогают привлечь добровольцев и волонтеров, нежели отталкивают людей, смущенных отсутствием высокоморальной таинственности. Успешность же проекта как раз таки оценивается числом причастных, неравнодушных людей. Именно поэтому многие благотворительные фонды берут названия своих материнских компаний. Ибо в народе «компания на слуху» эквивалентна «добросовестной».

Мошенничество и способы его избежать

Во втором раунде в основном обсуждалось мошенничество. Выступала руководитель «Добро Mail.ru» Александра Бабкина.

Александра Бабкина. Руководитель сервиса добрых дел. Фотография автора
Александра Бабкина. Руководитель сервиса добрых дел. Фотография автора

Она рассказала о трех этапах проверки благотворительных организаций, в которые следует инвестироваться:

  • как эта организация работает с партнерами (добропорядочность);
  • проверка службы безопасности;
  • юридическая проверка (заключение договора).

Александра рассказала и о различиях системной и адресной благотворительностей. Адресная – это помощь ребенку, человеку быстрым сбором денег на лечение, а системная – детям, взрослым с определенным видом заболеваний (обучение врачей, включение заболевания в реестр, после чего лечение обеспечиваются государственной поддержкой и т.д.).

Популяризация

Темой заключительного, третьего, раунда была популяризация благотворительности среди казанцев и жителей Татарстана. Однако в основном говорили только о школьниках. Кто-то выступал за обязательные «уроки добра», кто-то говорил, что детям нужно давать право выбора.

Благотворительность – новая форма протеста, несогласие с существующим положением дел.

Также обсуждалась природа филантропии, то, почему люди хотят помочь друг другу. Многие зрители рассказывали свои истории, свои причины: кто-то пытался компенсировать неудачи в жизни, кто-то шел делиться счастьем.

Первые ряды заняли эксперты и приглашенные гости. Фотография из официальной группы креативного пространства «Штаб» в социальной сети «Вконтакте»
Первые ряды заняли эксперты и приглашенные гости. Фотография из официальной группы креативного пространства «Штаб» в социальной сети «Вконтакте»

Несмотря на то, что мероприятие проходило несколько часов, общая позиция и зрителей, и экспертов была ясна уже к концу первого раунда: публичность важна и даже необходима (конечно, не стоит путать ее с игрой на публику), поэтому явного победителя «баттла» не было. Возможно, это наиболее удачный и верный расклад событий, так как смысл данной дискуссии заключался именно в популяризации филантропии и привлечении внимания общественности к вопросам благотворительности.

Ульяна Демьянова, редакция Include

Фотография обложки из официальной группы креативного пространства «Штаб» в социальной сети «Вконтакте»