История рабочего движения - 31 декабря 1978 года

03.11.2017

31 октября 1978 года президент Джимми Картер подписал Закон о запрете дискриминации беременности. По сути это была поправка к Разделу VII Закона о гражданских правах 1964 года, которая гласила, что ко всем беременным работникам должны относиться также, как и ко всем остальным. Этот закон стал результатом долгой борьбы за равные права на работу для женщин взамен различных ограничений, которые использовались работодателями для дискриминации.

Первоначально женщины добивались предоставления защиты на рабочих местах, в т. ч. специальных прав, связанных с материнством. Особо здесь стоит отметить заслуги известной активистки Флоренс Келли и возглавляемой ею Национальной потребительской лиги, которая сыграла важную роль в деле Мюллер против штата Орегон. Это был один из первых случаев, когда суд встал на сторону наёмных работников в вопросе регулирования рабочих часов. Владелец пекарни Курт Мюллер подал в суд на власти штата Орегон, которые законодательно ограничили рабочий день для женщин до 10 часов. Выслушав доводы сторон, Верховный суд оставил закон в силе, аргументируя это тем, что женщины являются матерями и потому заслуживают снижения продолжительности рабочих смен.

В этот период наметился раскол в женском движении между активистками, выступавшими за расширение трудовых прав и последовательницам суфражистки Элис Пол, которые основали Национальную женскую партию и сосредоточились и исключительно на принятии поправки о равных правах к Конституции. Но в 1970-м этими дебаты уже позабылись и требование поправки вполне органично совмещалось с требованием равенства на рабочем месте. В тот же период началась активная борьба за репродуктивные права. Большое влияние на это оказало принятое в 1975 году компанией Банкер Хилл требование стерилизации для женщин, которые хотели работать на предприятии. При этом нежелание решать проблемы с опасными условиями труда маскировалось риторикой о защите прав эмбрионов.

К тому же, в 70-е начались нападки на права беременных женщин и со стороны судов. В пример можно привести дело Дженерал Электрик (ДЭ) против Гилберт, которое рассматривал Верховный суд. ДЭ предоставляла своим сотрудникам трёхнедельное пособие по утрате работоспособности, но в него не входила беременность и связанные с ней осложнения. Сотрудница ДЭ Марта Гилберт подала на компанию в суд, поскольку это нарушало правила 1972 года Комиссии по равенству при трудоустройстве (EEOC). Но в компании боялись, что мужчины потребует предоставления оплачиваемого декрета и для себя, а женщины будут симулировать беременность с помощью докторов (да, у корпоративной паранойи нет границ). Гилберт победила в судах всех инстанций, кроме Верховного суда. Как написал в своём мнении (с которым согласилось большинство его коллег) судья Уильям Ренквист, дискриминации по признаку беременности не существует, поскольку беременность отличает мужчин от женщин.

Однако решение оставляло за Конгрессом право прояснить этот вопрос, что в итоге и произошло. Закон о запрете дискриминации беременности (PDA) был принят с большим перевесом Палатой представителей (376 против 43) и Сенатом (75 против 11). Вскоре закон был подписан президентом Картером. Как и большинство законов в сфере трудового права, он делал исключение для нанимателей, у которых было менее 15 работников. Для всех остальных беременность должна была трактоваться как случай временной нетрудоспособности. Закон по сути отменил вердикт Верховного суда по делу ДЭ против Гилберт. Но, как и любого другого закона, у PDA был ряд изъянов, которые и позволили собрать большинство голосов для его принятия. Закон не предусматривал введения пособий для беременных. Вместо этого, они полностью зависели от страховых программ работодателей. Если компания не предоставляла своими работникам медстраховку, то и беременные ничего не получали. Поэтому некоторые штаты решили исправить эти изъяны. Калифорния обязала работодателей предоставить беременным сотрудницам 4 месяца неоплачиваемого отпуска с удержанием рабочего места, что в 1993 году было реализовано и на федеральному уровне в виде Закона о семейном и медицинском отпуске.

Разумеется, на этом случаи дискриминации не прекратились. Когда судостроительная компания Ньюпорт Ньюс не включила в свою страховку оплату родов жен работников (в отличие от работавших на предприятии женщин), они подали иск в суд и выиграли в Верховном суде. Другое судебное разбирательство было связано с законом, принятым в Калифорнии, о котором я упомянул выше. В 1982 женщину, работавшую в банке и ушедшую в 3-месячный декретный отпуск, уволили, сославшись на то, что PDA имеет большую юридическую силу, чем закон штата. Банк подал в суд с требованием его отмены.

И это привело к возобновлению старых и, казалось бы, забытых разногласий среди феминисток. Национальная женская организация (NOW) настаивала на том, что федеральный закон, устраняющий гендерные различия, должен оставаться в силе, но при этом раздел VII закона предусматривает расширение льгот, а не их устранение, о чем заявляли представители банка. Коалиция за репродуктивное равенство на рабочем месте (CREW) во главе с Бетти Фридан при поддержке многих профсоюзов и Американской федерации планирования семьи (Planned Parenthood) выступила в поддержку закона штата, утверждая, что он не обеспечивает защиту женщин, как это делает PDA, а лишь устраняет дискриминационное влияние политики работодателя в сфере здравоохранения. Аналогичное решение в 1987 году принял и Верховный суд (6 судей "за" и 3 "против"). К большинству присоединился даже известный консерватор Энтонин Скалиа, но только потому, что был убежден, что федеральные законы не могут подменять собой законодательство штатов. А среди меньшинства, ожидаемо, оказался Уильям Ренквист.

#история_рабочего_движения