World inequality report 2018: Китай

25.12.2017

(Reuters)
(Reuters)

Пару недель назад Всемирная лаборатория экономического неравенства при Парижской Школе Экономики опубликовала доклад «World inequality report 2018», где были обозначены общемировые тренды неравенства в доходах от производства и имущественного неравенства.

На страницах трехсотстраничного доклада, над которым работал Томас Пикетти, вы можете найти данные о США, Великобритании, России и других странах, однако, сегодня мы остановим свое внимание на неравенстве в доходах среди китайских граждан.  

В 1978 году правительство КНР инициировало первый этап Политики реформ и открытости. К этому времени доля Китая в мировом распределении дохода (world national income) составляла 3%, а к 2015 году этот показатель увеличился более чем в 6 раз и составил 19%. С 1978 по 2015 средний показатель национального дохода на взрослого человека (average national income) увеличился в 9 раз по сравнению с 1978 годом и был зафиксирован на отметке €13000.

«Национальный доход, по определению, измеряет совокупность доходов, которые получают жители данной страны на протяжении года вне зависимости от того, какую юридическую форму эти доходы принимают» - Т. Пикетти сКапитал в XXI веке».

Бранко Миланович в своей книге «Глобальное неравенство. Новый подход для эпохи глобализации» пишет, что Китай и Бразилия, которые значительно отставали от индустриальных стран Западной Европы в XIX-XX вв., столкнулись с резким увеличением показателей неравенства в доходах только во второй половине XX века. После того, как китайское правительство объявило о приватизации государственных активов в 1978 году, структура перераспределения национального дохода (national income) представляла собой следующую картину:

Доля населения в структуре перераспределения национального дохода / Доля национального дохода
10% / 27%
40% / 46%
50% / 27%  

Как мы видим, 10% богатейшего и 50% беднейшего населения контролировали относительно равное количество национального дохода, но о равенстве в доходах на душу населения не может быть и речи. Средний доход 50% населения в то время составлял 1/5 от среднего дохода 10% населения.  

Как ни парадоксально это смотрится с точки зрения кривой Кузнеца, но к 2015 году разрыв между богатыми и бедными в перераспределении национального дохода только увеличился:

Доля населения в структуре перераспределения национального дохода/Доля национального дохода
10% / 42%
40% / 41%
50% / 15%

В докладе говорится, что средний доход на душу населения у 50% беднейшего населения составляет приблизительно ¥17000, что в 13.5 раз меньше такого же показателя у 10% богатейшего населения - ¥238000. Средний национальный доход на душу населения в КНР составляет ¥57000 и это в 3.4 раза больше показателя среднего дохода на душу населения у 50% беднейшего населения.

Начиная с 2006 года, рост показателей неравенства стабилизировался, однако нам стоит с осторожностью оценивать подобную динамику. Дело в том, что информация по самым богатым налогоплательщикам стала доступна только после 2011 года, что оставляет место для дальнейшей корректировки данных.  

На фоне представленного доклада, данные китайской статистики выглядят довольно противоречиво. Пикетти установил, что доля национального дохода 10% богатейшего населения с 1978 года увеличилась на 14%, в то время как китайская статистика оценивает этот рост в 8%. В таком случае, 1% богатейшего населения контролирует 14% национального богатства, а не 6%, как это предполагалось ранее. 

Такие исследование, безусловно, помогают понять матрицу неравенства той или иной страны. Как мы видим на примере КНР, экономические реформы, инициированные в 1978 году, не препятствовали увеличению неравенства в доходах среди китайского населения. Причины могут быть разными: несовершенная программа приватизации, повышение зарплат городских жителей вследствие оттока рабочей силы из деревни, что привело к большей концентрации капитала в мегаполисах, а также общеизвестный урон, наносимый коррупцией.