История эта началась в далеком 1971 году......

21.09.2017

История эта началась в далеком 1971 году...

Итак, история эта началась в далеком 1971 году, когда я поступила в Ленинградский университет. Со мной в группе учились два брата-близнеца Петр и Павел. Ребята были позитивные — делали все вместе, очень ответственно относились к учебе. Но, несмотря на внешнее сходство, были в их характерах выраженные различия. Так, Петр был весьма прямолинеен, не любил неясностей, а Павел проявлял скрытность, и вокруг него все время витало ощущение недосказанности.

Однажды они пригласили меня в секцию бокса, где занимались, и я стала свидетелем их учебного боя на ринге. В махании кулаками описанные выше особенности их поведения проявлялись очень выпукло. Петр старался нанести как можно больше ударов противнику, а Павел преимущественно уклонялся и выжидал удачного момента для атаки. После тренировки я обратила внимание, что мелкие царапины и гематомы, полученные в ходе поединка, у них практически одинаковые. Я поинтересовалась, неужели они и бьют друг друга в одни и те же места. На это Петр «по секрету» сказал мне, что если ударить одного из них, то у другого тоже будет травма в этом месте. Я рассмеялась, не поверив этим словам. Тогда Петр раскрыл английскую булавку, которая была у него в одежде, и нанес ей укол в основание большого пальца левой ладони. Там появилась красная точка. После этого он показал мне руку брата — в том же самом месте было заметно покраснение. Павел, видя мое удивление, грустно заметил, что если одного из них зарежут, то другой тоже умрет. И это, по-видимому, его очень беспокоило.

Постепенно мы с Петром стали близки и в будущем планировали пожениться. Павел, как мне кажется, также был в меня влюблен, но вел себя вполне достойно, и я не могу упрекнуть его в развязном поведении. Постепенно он увлекся мистикой, а поскольку в те времена это было недостойное комсомольца занятие, кружок единомышленников, который он посещал, был глубоко законспирирован. Лишь однажды он похвастался мне, что получил «посвящение» и стал магом. Но я считала, что это всего лишь детские игры, и беспокоилась лишь о том, чтобы об этом не узнали выше, что грозило исключением из университета.

Однако неприятности подкрались с другой стороны. По всей видимости, «посвящение» оказалось не пустым звуком. После него таинственная связь между близнецами стала односторонней — травмы «передавались» только от Павла к Петру. В итоге мой возлюбленный стал как бы «козлом отпущения». Если, например, Павел получал удар на ринге, то его повреждение быстро заживало и вскоре появлялось у Петра, но только в усиленном виде. То же было с простудой — продувало на сквозняке Павла, а заболевал Петр.

По мере того как Павел становился все более жизнерадостным и успешным, Петр превращался в больного неудачника. Они даже стали терять внешнее сходство, и казалось, что один старше другого на пять или даже десять лет. К окончанию университета это различие достигло своего пика: Петр еле сдал госэкзамены, а Павел претендовал на диплом с отличием.

Но, как мне кажется, Судьба не терпит вмешательств в свои дела. В день нашего с Петром бракосочетания мы попали в автомобильную аварию. Я практически не пострадала, а вот мой жених получил тяжелую черепно-мозговую травму и впал в кому. Через три дня его не стало.

Когда я увидела Павла на похоронах, то была потрясена его видом. Казалось, все напасти, которых он избежал, после смерти брата стали искать себе нового «хозяина» и набросились на него. Он стал похож на старика, кожа его пожелтела, а в легких слышались подозрительные хрипы. Прожил он всего полгода — рак легких не оставил ему шансов.

Вывод, который я могу сделать из этого сейчас, прост: все в мире взаимосвязано, и если где-то что-то убывает, то в другом месте обязательно прибудет. Это касается и хорошего, и плохого…