Шок! Святополк оказался... (15 фото)

06.11.2017

Вот какой секрет 
был у святополка!
Вот какой секрет был у святополка!

Вот хотя бы взять Хэллоуин: давно уже нет цели одеться в какого-то монстра, большая часть заморочившихся на костюм приходит в образе стереотипных одиозных персонажей повседневной новостной ленты. Вечеринки полнятся Трампами, Бен Ладенами, Милоновыми (special power для рыжих), Брейвиками. Особый шик этого года – обличие Поклонской. И тот ещё вопрос, что страшнее: старый-добрый Фредди, скрежещущий когтями по стене подземного перехода, или депутат-прокурор, высекающий искры золоченой ризой иконы Николая II.

           Хотелось бы верить, что мы обманываемся, навешивая ярлыки на отдельных личностей или целые классы и народы, но на самом деле стереотипы не берутся из воздуха даже при жгучей ненависти. Нужно основание. Оно может быть очень прочным и регулярно подкрепляемым, как вульгарность Собчак или ангажированность Киселёва с Соловьёвым. Поводом для хейта может стать малейший мимолётный инцидент в кристальной биографии. Желательно, чтоб он произошёл несколько десятков лет назад, тогда опереться можно лишь на шокирующие «воспоминания» участников и прочие сплетни. В этом смысле показательны голливудские «секс-скандалы», вроде обвинений Романа Полански, Вуди Аллена или свежего кипеша вокруг продюсера Харви Вайнштайна.

Вайнштайна из-за скандала выгнали из собственной компании
Вайнштайна из-за скандала выгнали из собственной компании

           В исключительных случаях механизм намеренной демонизации полностью строится на лжи. Политическая дискредитация – явление старое, как мир. Но даже в мгле веков среди топкого болота предрассудков по шатким мосткам косвенных доказательств можно добраться до островка истины.

           Сегодняшний рассказ – об одном из самых древних в нашей истории политических наветов. Разберёмся, так ли уж виноват эталонный злодей Древней Руси Святополк Окаянный.

           Резюмируем наше знание о Святополке из школьного курса истории: один из старших сыновей Владимира Святого в попытке узурпировать, как минимум, власть в Киеве, а как максимум – во всей стране, убил своих братьев. Заказал первого брата Бориса своим дружинникам, а после неудачи – варяжским наёмникам. Второго брата Глеба призвал именем отца в Киев, по дороге куда молодой княжич был зарезан «аки агнец божий». Это вызвало дикое негодование новгородского князя Ярослава (будущего Мудрого), который разгромил Святополка и сам занял киевский престол, позже временно отступил из-за вторжения узурпатора с польской подмогой, но затем снова одержал верх над силами зла и заставил Святополка спасаться бегством за границу, где тот и умер поганой смертью, приобретя уничижительное прозвище Окаянный, ставшее вечным наставительным ярлыком братоубийцы и жадного до власти вероломного захватчика.

Оч злой и плохой Святополк
Оч злой и плохой Святополк

           Этот вполне понятный и даже один из немногих очевидных эпизодов, тем не менее, заставляет задаться несколькими вопросами.

           Откуда Святополк узнал, что первое покушение на Бориса провалилось? И почему убийцы не выполнили свое задание? Борис и Глеб признавали старшинство Святополка – зачем тогда их нужно убивать? События междоусобицы разворачиваются на исполинских территориях: между Киевом, Муромом, Ростовом, Новгородом, Смоленском тысячи километров, а самый быстрый гонец того времени делал в день не более 60 вёрст. Путь от Киева до Новгорода, согласно летописным датировкам, занимал в среднем месяц. Тогда как все персонажи узнают о действиях друг друга буквально на следующий день? Или зачем Глеб, торопящийся к «умирающему отцу», делает крюк в 400 километров и заезжает в Смоленск? В конце концов, откуда киллеры и князья узнают, какой дорогой едут жертвы и оппоненты?

           Повесть временных лет высокоумно оставляет эти вопросы открытыми. Зато иностранные источники – летопись Титмара Мерзебургского, хроника Галла Анонима и «Эймундова сага», повествующая о храбром викинге на службе славянских королей – прямо или косвенно ведут рассказ о серьёзном конфликте неких Ярицлейва и Бурицлейва.

Посмертная маска историка Галла Анонима (но это неточно)
Посмертная маска историка Галла Анонима (но это неточно)

Первый является мужем Ингегерды, дочери шведского короля Олафа, и в нём угадывается князь Ярослав. А вот Бурицлейв часто представляется историками как собирательный образ Святополка и польского короля Болеслава. Но вот беда – те самые викинги на службе Ярослава, согласно саге, убили Бурицлейва, продемонстрировав отрезанную голову патрону, а затем вернулись за телом. Тогда почему в отечественной летописи не сообщается об убийстве Святополка или Болеслава? К тому же, они продолжают куролесить еще несколько лет.

           Ряд авторитетных современных историков-источниковедов, например, Н. Н. Ильин, В. Л. Янин и И. Н. Данилевский, считают, что по заказу Ярослава викингами был убит тот самый князь ростовский Борис (сравните хотя бы полную форму Борислав с упомянутым именем Бурицлейв). Возвращение за его туловищем поясняет «двойное» убийство.

Реальную хронику в целом можно восстановить так: после смерти Владимира престол в Киеве занял любимчик Борис. Ярослав с варягами выступил против Бориса, разбил его и сам стал княжить в столице. В это же время из темницы бежал к тестю в Польшу за подмогой Святополк. Попытки Бориса вернуть Киев закончились его убийством викингами. Но и сам Ярослав покинул великокняжеский стол, потому что к тому времени нагрянули поляки Святополка. Сражение ляхов и славяно-варягов закончилось победой последних, и Свят был вынужден ретироваться за кордон.

Дальше снова подключается «Повесть временных лет» и рассказывает, что внезапно на неудачника ещё и напала тяжкая болезнь – силы покинули его настолько, что слуги несли его в носилках. Святополк Окаянный подгонял их, видя погоню, хотя в реальности её не было. В итоге опальный князь умер в пустыне «между Чахы и Ляхы». Могила же его столь проклята, что до сих пор испускает зловоние.

Здесь стоит обратить внимание на пару важных нюансов. Во-первых, вы знаете пустыню между Чехией и ляхами (Польшей)? Вот в том и дело, что её нет. Сравнение с более поздними и никак не связанными тематически текстами показало, что «между Чахы и Ляхы» – фразеологизм, означающий «хрен знает где». Во-вторых, прозвище Окаянный происходит от слова «каяться», и вплоть до XIX века означает «жалкий», «тот, кто заслуживает сожаления». Святополк Ужасный превращается в Святополка Несчастного.

Смрад, исходящий от могилы, – отсылка к книге «Апокалипсис», где предсказывается, что дым мучения поклонявшихся Антихристу будет восходить во веки веков.

Потерю сил и невозможность шевелиться автор «Повести временных лет» заимствует из жизнеописания царя Ирода Окаянного (где бы я мог слышать уже такое прозвище?), представленного в «Хронике Георгия Амартола» или из картины бегства Антиоха Епифана из Персии, когда божественный суд поразил все члены тела правителя, и тот мог перемещаться лишь на носилках, а вокруг витала вонь гниения. Умерли оба на чужбине «жалкою (окаянною) смертию».

Венчает всё прямая цитата из «Притчей Соломоновых»: «…Нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним <…> Человек, виновный в пролитии крови человеческой, будет бегать до могилы, чтобы кто не схватил его».

Средневековый хронист в очередной раз говорит с нами не языком фактов, а намёками. Перевести на человеческий историю Святополка можно приблизительно так: негодяй пролил много крови и сбежал от Ярослава, как злодей Антиох из Персии. И не было ему перед смертью покоя, как Ироду, умершему невесть где.

Последний важный момент в повествовании – недвижное нахождение в пустыне – отсылает к ветхозаветной книге «Левит»: «…А козла, на которого выпал жребий для отпущения, поставит живого перед Господом, чтобы совершить над ним очищение и отослать его в пустыню для отпущения, и чтобы он понёс на себе их беззакония в землю непроходимую». Летописец намекает образованным людям своего времени, что Святополк – козёл отпущения. Абсолютная вера в верховенство Страшного суда заставляет автора «Повести временных лет» хитро изворачиваться, с одной стороны, отрабатывая госзаказ на очернение Святополка, а с другой – оставляя нам (вообще-то Б-гу!) пасхалки своего истинного мнения.

Косвенной уликой в доказательстве клеветы на Святополка является тот факт, что династические имена проклятых князей навсегда изымались из оборота. Но внук Ярослава Мудрого от старшего сына получает имя Святополк II. При этом в своё время Ярослав предпочитает ввести в оборот новые династические имена (например, Изяслав), чем дать детям предпочтительные по тогдашним правилам именования ближайших мёртвых родственников, скажем Бориса и Глеба. Однако он использует только имя Святослава – своего малоизвестного третьего брата, князя древлянского, который был убит (вот, скорее всего, как раз Святополком) при попытке сбежать в Венгрию. Среди преемников Бориса на ростовском троне никто не получил его имя.

           Итак, картина, представленная в летописи, при всей ангажированности прямого смысла пытается прорваться к читателю через отсылки, намёки. Нормальная хроника скрывается за шаблонными местами из единственной книги - Библии. Прочие нерелигиозные источники позволяют восстановить реальный ход событий. Факты именования правителей указывают на отсутствие предубеждений к имени Святополка. Всё до боли похоже на наши дни, когда вместо настоящих расследований убийств того же Немцова или Политковской нам предоставляют лишь шаблонные отписки, заготовленные протоколы и сожалеют, что именно в этот день везде выключились камеры наблюдения...

           Как «Повесть временных лет» взялась за Святополка через сто лет после описываемых событий, так и сейчас жаждущие дивидендов и славы или стремящиеся скрыть свои грехи за встречными обвинениями (как Ярослав Мудрый) невзрачные людишки атакуют сомнительными обвинениями претендентов на вершину пищевой цепочки. Энтони Рэпп – серая мышь слабеньких голливудских проектов – теперь на коне: все говорят о нём, жалеют его четырнадцатилетнего в 1986 году, когда у него что-то было с Кевином Спейси. Или не было. Спейси не помнит, а этот не знает. Но чувства всё ещё переполняют его. Оно и понятно – бабла будет отсужено прилично, а может, кто и на роль хорошую позовёт. Все сбежались пообвинять самых богатых и знаменитых в чём-нить этаком.

Особенно радуют комментарии «жертв». Взрослые мужики рассказывают, как они ходили к психоаналитикам, потому что Спейси шлёпнул их по заднице, как «год не могли оправиться» от травмы пошлой шутки в свой адрес… Писательница Анна Хантер (её вообще кто-то знал до скандала?), обвиняя Дастина Хоффмана в домогательстве, заявила, что в 49 лет поняла, как поведение Хоффмана вписывается в картину, происходящую в Голливуде. Интересная норма в США – тебя домогались в 17, а поняла ты это в 49. Можно было бы обратиться в полицию и провести гинекологическую экспертизу, да пинг оказался высоковат.

Писательница Хантер в 48 лет. Пока не догадывается...
Писательница Хантер в 48 лет. Пока не догадывается...

Мораль сей басни такова: для создания стойкого негативного образа, ярлыка насильника-педофила, в супердемократичном правовом государстве, оказывается достаточно огульных обвинений полувековой давности. Прогресс, конечно, на лицо – во времена «Повести временных лет» на дискредитацию понадобилось около сотни лет разницы между случившимся и сообщением о нём.

Остаётся надеется лишь на мудрых и честных летописцев нашего времени, которые ради высшей справедливости найдут способ разрушить лживые ярлыки предрассудков.

Подписывайтесь на нас в telegram!
@istorika

.