Каким уничижительным прозвищем обзовете вы меня теперь?

Источник фото: http://librosenfrases.blogspot.com/2014/03/el-libro-de-mis-amigos-henry-miller-1975.html
Источник фото: http://librosenfrases.blogspot.com/2014/03/el-libro-de-mis-amigos-henry-miller-1975.html

Непристойность, грязь, самолюбование и эксгибиционизм – что-то такое приходит на ум не слишком искушенному читателю в связи с именем Генри Миллера. В этой книге вы не найдете ничего подобного.

«Замри как колибри» – сборник эссе знаменитого писателя, опубликованный в начале 60-х, но переведенный на русский язык всего 4 года назад.

И если автобиографические романы Миллера – это история становления собственного «я», проект радикального самовоспитания и самовозрастания жизни, то в эссе, рецензиях и очерках, которые вы найдете в этой книге, он пытается вынести из индивидуального опыта (причем не только своего, но и опыта близких ему по духу художников) рецепт по спасению человечества.

Фигура гения, чаще всего взятая в романтическом смысле, становится ключевой в этих поисках. Именно в попытках извлечь искусство жизни из опыта великих Миллер обращается к Уитмену и Торо, к авангардному американскому поэту Пэтчену и классику американской прозы Шервуду Андерсону, к романам Георга Дибберна и Альбера Коссери.

Во всех этих случаях эстетический момент для Миллера не имеет автономного значения, но он далёк и от конструируемых извне представлений о социальном благе. Жизнь обширнее и глубже искусства, но искусство чуть ли не единственный способ поддерживать огонь этой жизни.

В своей публицистике Генри Миллер, чье имя на долгое время стало едва ли не синонимом непристойности, в полный рост показывает себя как крайне требовательный моралист, каким по всей видимости является едва ли не каждый настоящий ниспровергатель моральных устоев, ступающий на путь зла как путь к полноте святости.

Генри Миллер. Замри, как колибри: повести, рассказы, статьи. – СПб. : Азбука, Азбука-Аттикус, 2015. Перевод с английскогоВладимира Артемова, Зои Артемовой, Бориса Ерхова, Натальи Казаковой, Валерия Минушина, Николая Пальцева

Читайте также

Час человека
«Зимней дороге» Леонида Юзефовича