Углеводородная логистика – на защите национальных интересов России

Контроль над пространством как один из принципов геополитического противоборства ныне трансформировался в принцип контроля над ресурсами. Такая смена парадигмы, к примеру, достаточно четко заявила о себе на рубеже XX-XXI веков в ходе широкомасштабной экспансии многих государств в Арктику с целью овладения запасами углеводородного сырья и транспортными коммуникациями. Однако контроль над ресурсами предполагает владение не только потенциальными и разрабатываемыми месторождениями, но и стратегическими запасами сырья с целью обеспечения экономической безопасности государства.

Первые сообщения о том, что Россия рассматривает возможность создания стратегического нефтяного резерва (который не следует путать с государственными резервами нефтепродуктов) появились в 2002 г.

Об этом заявил министр энергетики РФ той поры Игорь Юсуфов в ходе посещения им хранилища Bryan Mound стратегического запаса нефти США (Strategic Petroleum Reserve, SPR). Он стал первым официальным представителем из стран бывшего СССР, который посетил хранилище SPR, являющееся одним из наиболее секретных и охраняемых объектов в США.

Правда, еще в ноябре 2014 г. в ответ на предложение главы совета директоров «Роснефти» А. Некипелова создать в России неприкосновенные запасы нефти (в ходе заседания Совета Федерации, посвященного выработке мер по предотвращению негативного влияния на экономику страны современных вызовов) министр экономического развития А. Улюкаев ответил отказом, заявив, что в правительстве этот вопрос обсуждаться не будет [1]. И в то же время во многих странах мира сложилось четкое понимание того, что сами по себе природные ресурсы еще не является гарантом процветания. Помимо внедрения инновационных технологий в перерабатывающих отраслях, необходимы и иные меры, способствующие стабилизации экономики страны, к которым следует отнести создание стратегических запасов нефти и/или нефтепродуктов, редких и редкоземельных металлов, урана. Данные запасы позволяют обеспечивать геоэкономическую безопасность государства, стабильность курса отечественной валюты и т. д. [2]. Для решения этой стратегической задачи необходимо учитывать глобальную динамику мировой добычи нефти.

Читать полностью