Цирк братьев Танти

Старинная Георгиевская площадь в Курске (ныне площадь Советов), переименованная в ноябре 1918 года в Пролетарскую, всегда славилась не только шумными весенними ярмарками и красочными балаганами, но и замечательными цирковыми представлениями. Испокон веку сюда приезжали бродячие цирковые труппы. На площади быстро сооружался огромный парусиновый балаган, к которому тут же жались наспех сколоченные торговые павильоны, палатки зверинца, круглые карусели...

Двугорбый рекламщик

В середине 20—х годов для этой площади был разработан проект временного деревянного здания—цирка известных в России артистов — братьев Танти. Здание похожее на большое шапито было выстроено в мае 1926 года в нижней части площади на свободном участке, арендованном заказчиками у города. Основной корпус постройки был деревянный, выполненный из теса, некрашеный, а купол — брезентовый, подвешенный к длинной перекладине, установленной на высоких столбах. К круглому корпусу здания примыкал широкий входной тамбур, в котором были устроены просторные двухстворчатые двери, глядящие на улицу Троцкого и небольшое окошко кассы. Позади здания цирка теснились деревянные крытые постройки для зверей, конюшня и артистические уборные.

Ежедневно по улице Троцкого (ныне Дзержинского) от Пролетарской площади до Херсонских ворот и обратно важно вышагивал ведомый конюхом, дядей Ефимом, верблюд, с рыжих клокастых боков которого свисали два больших рекламных щита. На них оперативно сообщалось о новых номерах первого отделения, перечислялись имена борцов, участвующих во втором отделении представления.

Работа цирка имела явно сезонный характер. Выступления в нем давались каждый год с мая по сентябрь месяц включительно. Как только с приходом тепла приезжала в цирк столичная труппа, масса детей запруживала Пролетарскую площадь, мечтая любым способом проникнуть в долгожданный мир яркого света, звонкой музыки и веселых цирковых чудес. Когда из досчатого здания раздавались звуки оркестра, эти грезы переходили в досадное нетерпение, но не каждый маленький курянин мог тогда попасть на вожделенное представление.

В то время в Курске в первых отделениях выступали великолепные артисты, составившие славу советского цирка: партерные акробаты «Трио Лурих», гимнасты под куполом цирка — два брата Юлианс; труппа Кадыргиевых — наездников на верблюдах и лошадях, знаменитый Виталий Лазаренко — акробат и комик.

С восторгом принимали куряне замечательный номер акробатов—прыгунов с подкидной доской «9—0кеанос—9». В 1928 году об этой труппе было написано, что она «нисколько не уступает арабским прыгунам, превосходно работает перш на лбу, исполняет такие сложные упражнения, как три сальто с доски в кресло, арабское сальто на второго».

В замечательные цирковые сезоны 20—х годов в Курске перебывали: Викторио Феррони — музыкальный эксцентрик; иллюзионист КИО, клоун Пауль Строкай (коверный); «Бим—Бом» — музыкальные эксцентрики—сатирики; гимнасты под куполом цирка — «4 черта»; клоун Жакони; наездницы и балерины сестры КОХ; артисты семейства Дуровых и, конечно, хозяева цирка — сатирики и музыкальные эксцентрики братья Танти.

До и после революции

Леон Константинович и Константин Константинович Танти происходили из старого циркового рода. Их дед Дионис Феррони, итальянец, приехал на заработки в Россию в 60—х годах XIX века из Турции и с успехом разъезжал по стране с бродячими цирковыми труппами как канатоходец. Постепенно скопив денег, он позже купил небольшой цирк и с ним ездил по провинции. У Д. Феррони было пять сыновей, которые после смерти отца стали самостоятельно выступать в цирковых труппах. Самый младший из них, Константин, приобрел в России славу одного из лучших соло—клоунов. Он стал отцом курских содержателей цирка — братьев Л. К. и К. К. Танти.

Еще с детства они начали выступать на цирковой арене, работая в разных жанрах, но первого серьезного успеха добились как наездники. В 1909 году братья стали выходить на арену в качестве клоунов. Обладая от природы хорошо поставленными голосами, они исполняли номера, построенные на диалогах, стремясь включать в них злободневные шутки.

После Октябрьской революции Танти обратились к революционному репертуару. Они едко высмеивали бывших представителей буржуазии, прикрывавшихся «революционной фразой», называя их в своих номерах редисками: «сверху красные, а немного поскреби — белые».

Братья Танти обычно на арену выходили одновременно. Леон Константинович был одет в слегка окарикатуренный костюм, а Константин Константинович — в традиционный клоунский балахон. Гримом оба артиста пользовались умеренно. Чаще всего Константин был резонером, а Леон — комиком вроде простака. Артисты превосходно владели различными цирковыми жанрами, включая в представления и музыку, и акробатику. Во время исполнения широко известного номера «Дайте свету» цирк неожиданно погружался в темноту, а Леон Танти брел по барьеру с электрическим фонариком, высвечивая им то хулигана, то спекулянта (переодетых в соответствующую одежду униформистов), давая им характеристики, от которых зрители надрывали животы.

Иван Поддубный на курской арене

У артистов был замечательный номер «Песенка о пользе труда», где впервые в истории русского цирка стал прославляться рабочий труд. Песенка исполнялась на мотив «Как ныне сбирается вещий Олег». Константин Танти играл в это время на гитаре, а Леон потешно бил в маленький барабан.

Очень смешным был у братьев номер «Оркестр фашистов», в котором Леон играл роль Муссолини. Музыканты в оркестре играли, как говорится, кто в лес, кто по дрова, непрерывно затевая драки. Дирижеру буквально приходилось большой палкой разгонять разгоряченных исполнителей, в потасовке которых доставалось всем, в том числе и Николини, под именем которого выступал Леон. Во время этой музыкально—буффонадной клоунады из здания цирка братьев Танти вылетал продолжительный стон умиравших от хохота курских зрителей.

Все второе отделение цирковой программы отдавалось обычно чемпионату французской борьбы, арбитром которого был известный всей России «Дядя Ваня» (Лебедев). Состав чемпионата все время менялся. Ежедневно на арену выходили бороться 4—5 пар борцов. Цирк, имевший 700 мест, а с учетом стоячих мест на галерее набиравший до тысячи зрителей, ревел от восторга, когда на красном ковре сходились в жаркой схватке знаменитые борцы: К. Буль, Саид Кахута, Г. Рощин («Черная маска»), Вейланд Шульц («Маска смерти», «Красная маска»), «Великан—Крошка» (рост у борца был 2 метра 25 сантиметров). Среди них был и легендарный силач Иван Поддубный.

Владимир СТЕПАНОВ