Ипполит Богданович: несерьезный путь к реализму

Не Ахиллесов гнев и не осаду Трои
Где в шуме вечных  ссор кончали дни герои
Но Душеньку пою.
Тебя, о Душенька! на помощь призываю
Украсить песнь мою…

Так начинается "Древняя повесть в вольных стихах" старейшего русского писателя Ипполита Федоровича Богдановича "Душенька".

Веселую сказку о приключениях греческой царевны, которой было суждено принести ему признание современников и потомков, автор написал далеко от Курска. Но свои последние годы он прожил в нашем городе и после смерти был похоронен на Херсонском кладбище (рядом с площадью Дзержинского) у Всесвятского храма.

У памятников своя судьба

Черный гранитный постамент на старой могиле сообщает, что место упокоения писателя находится под охраной федерального закона. Когда-то на нем стояла преисполненная удивительной красоты и изящества женская фигура из белого мрамора, изображающая Психею (Душеньку), романтично закутанную в тунику, держащую светильник в руках.

Памятник поставлен курским губернатором П.Н. Демидовым в 1834-м году. До этого, как сообщает надворный советник губернского правления Т.И. Вержбицкий, на могиле был скромный надгробный камень, который сохранился до сих пор.

У памятников, как и у людей, своя судьба. У "Душеньки" она драматична. Скульптура была разрушена вандалами. И вот 15 сентября 1893 года в газете "Курские ведомости" появилось сообщение, что в зимнем городском театре будет дан любительский спектакль, средства от которого пойдут на восстановление памятника И.Ф. Богдановичу. Идея Тита Иольевича Вержбицкого - заново установить памятник поэту - нашла горячий отклик у курян.

Деньги на благое дело собирали всем миром. Разным лицам были направлены письма с просьбой внести посильную лепту на восстановление памятника, написанные супругою вице-губернатора Аглаидой Андриевской. В театре давались любительские спектакли, собирались пожертвования от частных лиц. Прислал деньги внук Богдановича - тобольский губернатор Николай Модестович Богданович, приятно удивленный предстоящим событием, написав при этом: "Прилагаю при сем 100 рублей, предназначенные мною, как моя доля участия в деле восстановления Курского памятника предка моего И.Ф. Богдановича. Позволю себе искренне поблагодарить Вас за Ваше письмо, сообщившее факты до того мне неизвестные и просить прислать мне впоследствии тот номер "Курских губернских ведомостей", в котором будет описано открытие возобновленного памятника".

Добровольные пожертвования поступили от учителей уездного Фатежа, земляков Ипполита Федоровича полтавчан, купцов.

Инициатор восстановления памятника Тит Вержбицкий написал в Киев владельцу магазина и фабрики по производству памятников Науму Островскому. И тот приехал в Курск. Разбитую статую сняли и отправили в Киев. Год спустя киевляне, по словам самого Островского, стекались к нему в мастерскую для того, чтобы полюбоваться изящным курским памятником: "Статуя вышла весьма эффектною".

Военный инженер Николай Ракин предложил перенести памятник с кладбища в более публичное место, оставив на могиле плиту с крестом. По запросу курского губернатора А.Д. Милютина министр внутренних дел дал соответствующее разрешение. Отреставрированный памятник перенесли с кладбища в центр города на бульвар Косачевского, примыкавший к территории сада (ныне Парк имени 1 Мая), откуда открывался и уходил в голубые дали вид на пойму реки Тускарь, облагораживая и украшая городской пейзаж.

Увы, в 1930-е года творение талантливого мастера, любовно восстановленное потомками, снесли. Историки утверждают, что памятник пошел на мраморную крошку. А пьедестал вначале оказался у здания краеведческого музея, а потом был перенесен на могилу, где и стоит по сей день. Может быть сегодня найдутся благотворители, которые захотят восстановить памятник известному поэту.

Он прожил богатую жизнь

Автор "Душеньки" родился 23 декабря 1743 года по старому стилю в Полтавском уезде Киевской губернии в селе Переволочня в дворянской семье обрусевших сербов.

В Курске поэт оказался в центре культурной жизни, много внимания уделял образованию актера Михаила Семеновича Щепкина, чья театральная молодость тесно связана с нашим городом. Старинное здание театра на улице Херсонской (теперь Дзержинского), где он выступал , и сегодня является культурным центром.

На склоне лет Богданович поселился в доме обедневшей дворянки А.Н.Мощниной на углу Троицкой (ныне Щепкина) и Пастуховской (ныне Белинского) улиц. На этом месте потом было выстроено прекрасное капитальное здание духовного училища.

В десятилетнем возрасте в Москве Богданович был определен юнкером и отдан в Математическое училище при сенатской конторе, но увлекся театром, музыкой и поэзией. В 17 лет дерзнул отправиться к директору Московского театра Михаилу Михайловичу Хераскову проситься в актеры, однако в труппу принят не был. Тогда же он и начал писать стихотворения.

Богданович сотрудничал с журналом "Полезное увеселение", сам пытался издавать журнал, просуществовавший полгода. Он дружил с группой Панина-Дашковой, переехал в Петербург, где служил переводчиком в Иностранной коллегии, а потом в течение трех лет занимал должность секретаря русского Посольства в Дрездене.

В эти годы жизнь поэта была отмечена гражданскими веяниями эпохи. Он переводит Вольтера, Гельвеция, пишет сам, отстаивая теорию естественного права, равенства и свободы. Но после Пугачевского восстания социальные мотивы в его творчестве затухают.

Богданович отходит от вольнодумства и с 1775-го по 1782-й год редактирует правительственную газету "Санкт-Петербургские ведомости", издает трехтомник "Русские пословицы и поговорки" и становится одним из первых отечественных фольклористов. Затем несколько лет занимает должность председателя Санкт-Петербургского архива. Выйдя в отставку при Павле I, поселяется в Курске. И на случай коронования Александра I посылает Оду, написанную 15 сентября 1801 года в нашем городе. Получив в подарок царский перстень, чувствует прилив сил и мечтает вернуться в столицу, переиздать свои сочинения. Но исполнить эти намерения ему помешала болезнь.

Несерьезная повесть

Это сделали благодарные потомки. В 1818-1819 годах, издавав посмертное собрание его сочинений, написали под портретом поэта двухстишие, тонко передающее весь его образ, - легкий, как его поэзия: "Зефир ему перо из крыл своих давал, Амур водил его пером - он "Душеньку" писал".

Блестяще образованный, приятный в общении светский человек оставил нам, казалось бы, простенькую сказку, написанную для монаршего развлечения (повесть любила Екатерина II), не подозревая, какие литературные последствия она повлечет. Ученик и единомышленник Сумарокова и Хераскова автор "Душеньки" написал ее легким разговорным языком, преодолев правила господствующего тогда классицизма. Несерьезная повесть была первым шагом русской словесности к реализму.

"Не слишком глубокий ни в радости, ни в печали, слегка задумчивый, слегка иронический, мечтательный, легкий почти до невесомости, - сам Богданович в ней виден как на ладони. Такой же самый стих и слог ее, прежде всего воздушный", - пишет о нем известный поэт Владислав Ходасевич. Поэму ценил Пушкин, любивший легкость его стихов и хранивший в своей библиотеке полное собрание сочинений поэта. А известный строгостью суждений Виссарион Белинский писал: "Поэма Богдановича все-таки замечательный факт истории русской литературы: она была шагом вперед для языка и для литературы, и для литературного образования нашего общества". "Стыдно не прочесть "Душеньки", - считал он.

Чем же этаким поразил просвещенное общество автор "Древней повести в вольных стихах", как он сам ее назвал?

Он взял вечный, так называемый, странствующий миф об Эросе - Любви и Психее - Душе. Из многочисленных литературных обработок этого мифа наиболее известен тот, что представлен в книге римского писателя Апулея "Превращения, или Золотой осел". Впрочем, апулеевский рассказ был в свое время переработан в повесть Лафонтеном, которой и пользовался Богданович.

Опустив философское и религиозное содержание мифа, Богданович взял его канву и наполнил своими житейскими наблюдениями и поэтическими фантазиями. Посмеялся над богами-олимпийцами, а образ Психеи связал с Россией. Он дал ей нежнейшее имя Душеньки, сделав истинно русской девушкой.

Материалы, связанные с жизнью поэта в Курске, хранятся в краеведческом музее, областной библиотеке и в личных архивах краеведов.

Ирина Зубец