Что под кожей у Скарлет Йохансон?

Анализ фильм "Побудь в моей шкуре"

кадр из фильма Under the skin ("Побудь в моей шкуре")
кадр из фильма Under the skin ("Побудь в моей шкуре")

Сначала нужно определить, кто в фильме протагонист и антагонист, верно? Первым, конечно, является девушка, а вторым – тем, с чем она борется – возможно будет ее внутренняя сущность, а возможно противостояния и нет. Потому что дяди на мотоциклах в целом практически никак с ней не взаимодействуют и не принуждают ее. Хотя и старательно подметают за ней следы, что скорее говорит о том, что они на одной стороне.

В первой части фильма, когда еще непонятно точно, что за человек/существо является главной героиней, нам намекают на ее неземное происхождение (и по неопределенным причинам отказываются от имен). Во-первых, в первых кадрах из непонятных механизмов собирается глаз, во-вторых, голос за кадром, принадлежащий Скарлетт Йоханссон, «учит» английские звуки и слова, а, в-третьих, практически сразу показывают, как ГГ в белой комнате раздевает догола какую-то девушку и одевается в ее одежду. И это ружье, повешенное на стену режиссером, таки выстрелило в конце фильма.

Нас также интригуют дядей на мотоцикле, но внимание, спойлер, с концом фильма их предназначение остается неизвестным.

Некоторые момент показаны глазами главной героини. Мы видим на чем она акцентируется в первую очередь – это ее потенциальные жертвы, мужчины. Она находит их в любой толпе и следит за ними, пока они не скроются из поля зрения. Другие люди для нее будто не существуют.

Параллельно с ее знакомствами и успешными заманиваниями мужчин в тайную комнату, мы также видим насколько бесчувственна ГГ. Когда при ней тонет целая семья – она наблюдает только за своей жертвой, которая может ускользнуть из ее рук, то есть умереть чуть раньше положенного. Ей непонятно зачем он вообще полез туда и не дать ли стихии спокойно сделать свое дело. А на оставленного на берегу ребенка она и вовсе не обращает внимания.

Также ГГ себя ведет и в опасной для нее ситуации – нападении на ее автомобиль группы молодых парней. Она бесстрастно смотрит на них, оценивающе, после заводит автомобиль и уезжает.

Но в какой-то момент можно заметить, что она становится не так уж и отрешена. Она с интересом наблюдает за чуждым ей миром, вглядывается в лица, уже не только мужчин, и явно начинает задумываться о том, кто же она такая, что же оно такое (при встречах в тайной комнате она (или мы) иногда видим черного человека). Она учится у людей, смотрит на архитектуру, отмечает перемену погоды и становиться чуть-чуть человечнее с каждым днем. Третью жертву – инвалида – она отпускает, и сама как бы отстраняется от дел. Бросает машину, пробует еду, межполовые отношения и осознает, что этого ей недоступно из-за отсутствия физиологических отверстий. Изучив свое тело и поняв, чем именно она отличается от других, поняв, что никогда не сможет стать даже чуть-чуть похожей на людей, она уходит в лес. И в лесу происходит катарсис. Охотник становится жертвой и погибает.

Стоит отметить, что в этот момент существо в Скарлетт Йоханссон чуть ли не в первый раз испытывает эмоции – она пугается этого «дровосека», она удивляется тому, что находится под кожей.

Интересно, что при каждой встрече с жертвой она снимает на один элемент одежды больше. В первый раз – она оголяется до бюстгальтера, оставляя джинсы, второй – до нижнего белья, третий – полностью. И встречаясь со своим убийцей – она снимает кожу. В этом проявляется двусмысленность названия – Under the skin – «Под кожей». Под ее кожей – инопланетянка, под ее кожей – просыпается человек. Весь фильм кажется, что мы смотрим на людей глазами инопланетного существа, но получается, что мы смотрим на человека внутри него.

Фильм экзистенциален. При том, что диалогами герои не замарачиваются, в целом понятны их (ее) чувства и эмоции, то что движет и то, что останавливает. Хотя, признаться, некоторые моменты фильма вышли затянутыми.

Первая ассоциация, после просмотра фильма – Сартр. С его чувственным восприятием. Именно на этом и строится практически весь фильм. Зрители ничего не разжёвывают, ничего не объясняют. Минуты полной тишины сменяются отдаленным шумом улицы, разговор обрывается на половине, вместо лишних слов – длинные, статичные кадры.

Цвета в основном темные, мрачные. Все как будто символизирует внутреннее одиночество героини, ее равнодушие к миру. Единственный раз, когда она находит умиротворение – это сон в охотничьей избушке. Ее показывают спящей на фоне леса. Но это спокойствие и тишина длится ровно до момента прихода насильника. Достаточно ироничный момент, даже если бы она не испугалась и не убежала, как бы он поступил? Чтобы он сделал, если бы до момента снятия с нее кожи понял, что она только с виду женщина?

К сожалению, это не единственные вопросы, которые оставляет фильм – кто эти дяди на мотоциклах? Как они связаны? Почему она черная? На что идут шотландские мужчины? Видимо режиссер рассчитывал на то, что зрители не сочтут за труд, заранее ознакомится с первоисточником и будут знать общую канву повествования (и имя героини). А между тем режиссер – Джанатан Глейзер – потратил на создание картины более десяти лет. За это время три раза был полностью переписан сценарий.

Через некоторое время я все таки взялась за первоисточник. И поняла, что если бы я сделала это раньше, то полностью бы разочаровалась в фильме. Книга не о том, в книге по другому, там все не так, там другие события, другие мысли, другая мотивация.

Там у героини есть имя. Там показывают сущность и все переворачивают вверх дном. Книгу стоит читать, фильм - можно и не смотреть. Все мои знакомые, которые его видели - ни черта не поняли. Мне фильм прошелся по больным точкам - я люблю все это экзистенциальное, Сартр - мой любимый философ. Но даже меня постигло разочарование, после прочтения книги. Ну, нельзя же насколько искажать все.

Как самостоятельное произведение - фильм хорош. Как экранизация - нет. И даже по мотивам - нет.

В любом случае, о подобных картинах можно судить только по собственному опыту. Чужой тут на плечи не накинешь. Тут либо чувственное восприятие проникает под кожу, либо разбивается об нее же.