Арктическое морское наследие для бомжей или Дом Пикуля

28.09.2017

В этом году с большой помпой отмечался юбилей Соловецкой школы юнг(ов). Самым известным юнгой, наверно, стал Валентин Саввич Пикуль. Все тяготы и радости первого года существования школы юнг на Соловках он описал в книге «Мальчики с бантиками». Но судьба связала Пикуля с севером не только школой юнг, но и годом жизни в Молотовске (Северодвинске) и Архангельске. В 1940-м году его отца переводят на работу в Молотовск, семья едет за ним. Здесь они живут в деревянном доме на улице Индустриальной.

Сейчас дом Пикуля находится в ужасном виде, он заброшен и  полуразрушен, его облюбовали бомжи и алкоголики. Планы сделать его  мемориальным местом и музеем Соловецкой школы юнг накрылись большим  арктическим медным тазом.
Сейчас дом Пикуля находится в ужасном виде, он заброшен и полуразрушен, его облюбовали бомжи и алкоголики. Планы сделать его мемориальным местом и музеем Соловецкой школы юнг накрылись большим арктическим медным тазом.

«Мы выехали к отцу летом 1940 года, и пятый класс я заканчивал в школе № 6 Молотовска, что под Архангельском — в новом закрытом городе на болотах и морошке…» — рассказывал Валентин Пикуль.

Далее информация из «Карты писателей Архангельской области»

Настоящим праздником для пятиклассника Пикуля стало открытие во Дворце пионеров кружка «Юный моряк», в который он записался не раздумывая. Морское дело там преподавал бывший моряк Николай Иванович Сметанин. Он рассказывал ребятам о боевых кораблях, показывал, как вязать морские узлы, обучал флажному семафору.

Любопытно, что именно с кружком «Юный моряк» связано первое упоминание имени Валентина Пикуля в печати. «С увлечением и серьезностью занимаются ребята в кружке «Юный моряк» в Доме пионеров… Витя Грязнов, Валя Пикуль, Коля Чернов — лучшие кружковцы — готовятся к сдаче норм на значок «Юный моряк»», — сообщала 26 декабря 1940 г. городская газета «Сталинец».

В 1941 г. Валя сдал испытания за пятый класс. Впереди, казалось, ожидала радостная пора — каникулы у бабушки в Ленинграде, встреча с давними друзьями. Но война внесла в жизнь свои коррективы. Вернуться из Ленинграда до осени не удалось. Тринадцатилетнему мальчишке пришлось зимовать в осаждённом городе, полной мерой хлебнуть блокадной голодной и холодной жизни, тушить зажигалки, видеть смерть людей, разрушенные бомбёжкой дома. И возвращаться в 42-м «Дорогой жизни» одним из эшелонов, идущих в Молотовск с тысячами измождённых до предела людей, многие из которых погибли в пути.

В Молотовске отца уже не оказалось. Он ещё с декабря стал флотским командиром и отыскался в Архангельске. Савва Михайлович сумел пристроить жену на работу во флотский экипаж, который находился в Соломбале (островной район Архангельска). Это спасло её и сына. В Соломбале на тринадцатилетнего подростка навалилась цинга. Выпадали зубы, болели ноги. Легче становилось только, когда начинал бегать. Целыми днями Валентин пил хвойный настой и бегал по пирсу, пытаясь убежать от болезни. Потихоньку он начал поправляться.

Сейчас дом Пикуля находится в ужасном виде, он заброшен и полуразрушен, его облюбовали бомжи и алкоголики. Планы сделать его мемориальным местом и музеем Соловецкой школы юнг накрылись большим арктическим медным тазом.