Последний "челнок" деревни

У него нередкое для кавказца имя - Георгий. Но для сотен и сотен своих знакомых и клиентов он - Гия. Даже для тех, кто моложе его раза в два, а то и в три. Господи, а сколько же ему лет? На вид 45-50, но на деле уже к 60. Просто стройная фигура, да практически отсутствие морщин и бегучая профессия делает его моложе. Он последний сельский челнок. В зной, мороз, дождь Гия волокет свои клетчатые баулы по организациям райцентра- клуб, сельская администрация, больница, школы...

-Все для тебя, все для тебя, - начинает он вместо "здравствуй"

И обычно кто-то из женщин тут же продолжает копируя неизживаемый кавказский акцент:

-БОксеры мужские, носки, майки, футболки....все для нас.

Смешно, да? Предлагать женщине мужской ассортимент? Но Гия уже выучил психологию сельских дам. Она себе не возьмет, а вот сыну и мужу... Особенно сыну.

Меня Гия считает счастливым покупателем. В чем сам же и признался:

-Рука легкая, если ты купишь, торговля идет.

Может, это его тонкий ход, но отчего-то приятно хоть кому-то приносить счастье. И он через день заходит:

-Купи хоть носки.

Покупаю. У него ассортимент - это сплошные "расходники" - трусы, носки, футболки, шлепанцы... Какие-то туники и блузочки в "стразьях" и "надписях". Впрочем, иногда среди этого мелькнет что-то стоящее, но...чаще всего - мелочь, без которой не обойтись. Купишь, понимая даже, что цены у Гии далеко не копеечные. Но зато с доставкой на место работы.

Принимают его по разному - от открытой улыбки. До "Гия, иди на фиг". Он не обижается. Точнее делает вид, что не обижается.

Однажды он как-то осадил зарвавшуюся девицу. Она рылась в его баулах битый час. И каждую вещь критиковала. Он терпеливо ждал. А она доставала, демонстрировала и критиковала и небрежно швыряла обратно. Девица была совершенно права - "Фу, Гия, опять всякую фигню привез".

Но когда Гия осадил её:

-Я тебе не Гия, я Георгий Семенович - вдруг стало неловко за неё, устраивающую шоу, на очень нелегком труде человека, что годится ей в отцы.

И вспомнилось то, что секретом не было. Гия попал в Сибирь, когда Советский Союз залихорадило от парада суверенитетов.

Он не жаловался никогда на судьбу-злодейку. Но как-то заметил:

-Разве сейчас у меня дом? Вот в Грузии был дом. Двухэтажный. Белый, как пароход...

Дом и правда был, только мира уже не было.Была война.

-Как ты сюда попал?

-Жить хотел.

И наглухо закрыв прошлое ставнями души, Гия с нуля обустроил свою жизнь в Сибири. Женился, вырастил дочь - редкую красавицу, кстати. В ней как-то очень удачно соединились две крови - исконно сибирская - хакасская и горячая кавказская. Дочь выучил в Москве, там же она и работает сейчас.

Но никто не знает его прежней профессии, а ведь она была. И даже полного имени. Для всех он челнок Гия. Что каждое утро выходит из дома с клетчатой сумкой и начинает обход. Нелегкий хлеб, надо сказать.

Над ним подсмеиваются и шутят...но и завидуют его жене. Не пьет, не курит, все в дом. Все в дом. И никогда от него не услышишь жалобы в адрес супруги. Что вы, он вообще не жалуется. Чаще смеется.

Но иногда сквозь ставни прорывается луч кавказского солнца и Гия рассказывает о море, солнце, горах, кавказской кухне, винах и цветущих гранатах, красивых девушках и удивительных обычаях. И вот тогда понимаешь, что отняла у него война, о которой Гия никогда не упоминает .

Будто в его жизни её не было. И невольно думаешь - дай нам Бог, такой силы...Силы перерождения что ли, умения выбраться из под обломков жизни и построить жизнь заново.

Да, дай Бог силы...но не дай Бог такой судьбы...