Часть первая. Глава 11. Дядя, моя мама потерялась

(Часть первая. Глава 10. Нападение)

Сквозь крики можно было услышать обрывки фраз: акт сверки до трех, скидываемся по двести рублей, где мой кофе, как сыграл Реал. Жуткая какофония звуков закладывала уши и мы поспешили покинуть помещение, предварительно закрыв дверь, подперев её железным шкафом. Преследовать нас не стали.

Надо пробираться дальше. Вниз и через бассейн на улицу. Лестницу прошли без приключений, но внизу нас ждал сюрприз.

За стеной спортивного зала был слышен плач ребенка. Именно ребенка. Но откуда тут живой ребенок. Дети, естественно, не становились горожанами. Пока, по крайней мере, такого случая зафиксировано не было. Мы зашли в просторный зал. Бассейн был заполнен странной вонючей жижей. Все стены, потолок и вышка для прыжков в воду заросли странными растениями. Их корни больше походили на щупальца и слегка пульсировали. Плач был слышен с другой стороны.

Стараясь не наступать на растение, мы обходили бассейн по бортику. Лучи подствольных фонарей скользили по помещению, но источник звука на глаза так и не попадался. Вдруг из темного угла нам на встречу вышел маленький ребенок неопределенного пола. Большие глаза на чумазом личике выражали испуг и растерянность. Ребенок прижимал к груди грязную плюшевую игрушку, затертую до состояния, когда уже не определить? кого или чего пытался изобразить кукольник.

— Дядя, моя мама потерялась.

Вова закинул автомат за плечо и бросился к ребенку.

— С тобой все в порядке? Где твои родители? Как ты здесь оказался? - расспрашивал Вова, попутно ощупывая ребенка на предмет ранений.

— Дядя, я хочу домглвой. Блгвор. Дядя.

Голос ребенка менялся с высокого, на гортанный.

— Гмрлвор. Блгр. Дядя. Домой.

Вова оглянулся на нас, как вдруг из-за спины ребенка метнулись два щупальца, заканчивающиеся острыми клыками. Пронзив сталкера насквозь, щупальца подняли все еще трепыхающееся тело вместе с псевдоребенком. Тельце ребенка обмякло и стало понятно, что сзади оно держится на щупальце, растущем из его спины, и составляющим единый организм со всем, что оплетало стены.

— Ребята, стреляйте, - захрипел Вова, пустив кровавую пену изо рта.

Ждать мы не стали. Шквал огня в несколько стволов перебил щупальца и Вова упал на пол. Барсук подхватил Вову и мы стали отступать к выходу. Все растение пришло в движение, пытаясь схватить нас за ботинки. Выстрелы только тормозили наступление. Вдруг, из бассейна поднялся еще один отросток, на конце которого болталось тело неизвестного бродяги. Он открыл глаза и заверещал: «Братан! Помоги! Не дай сгинуть, братан! Чмвгрлав. Брлллл».

Наконец, мы достигли двери. Несмотря на ржавчину, дверь поддалась со второго раза. Мы навалились всей массой и дверь захлопнулась. Тварь недовольно орала, мешая голос ребенка и сталкера, явно выражая недовольство по поводу пропавшего обеда.

— Вова - все,- заявил Глеб, пощупав пульс сталкера.

— Мы не можем его тут бросить, - заявил молодой.

— Ну, можешь остаться с ним и вот с этой хренью, которая верещит за стеной, - утвердительно осадил новичка опытный Барсук.

Новичок сдался. Надо продолжать путь, покойся с миром, бродяга. Сняв амуницию с Вовы, мы вышли на улицу. Пока мы возились в этом проклятом домике, стало темнеть. Небольшие капли дождя падали на пустынный проспект. Надо было искать убежище и готовиться к ночлегу. Ночной город не место для прогулок.

— Вон, вход в метро. Там переход. Выход на четыре стороны. Я там один раз со Светланой ночевал. Там даже решетки сохранились. Давайте туда, - заметил Глеб.

Действительно, спустившись в переход, мы обнаружили достаточно сухое помещение без следов горожан. Четыре прохода, просматриваемые со всех сторон. Три входа закрыты раздвижными решетками. Даже пару матрацев и металлическая бочка. Мы забаррикадировали последний проход и разожгли огонь. Помещение наполнилось теплым светом от костра. На улице началась гроза.

— Помянем братьев, - сказал Барсук, глотнув из фляги со спиртом.

— Пусть вам лежится мягко, - сказал Глеб, передавая по кругу флягу, предварительно отхлебнув из неё.

Спирт сперва обжег горло, а затем наполнил все конечности теплом. Стало уютно и я присел к огню. Ребята тоже собрались вокруг бочки, побросали банки с кашей в топку и расслабились.

— Глеб, расскажи что-нибудь, - попросил новичок.

— Уговорил. Кароч. Рассказывал мне папаня про то, как вся эта круговерть началась. В общем, заканчивалась весна и начиналось холодное Питерское лето...

Продолжение следует...

Выскажи своё мнение, предложи нового монстра или поворот события в ВК или ФБ. Рассказчик прислушается и в следующих главах учтёт пожелание.